»

New Age »
Мелхиседек

Автор(ы): В. Нюхтилин
Добавлено 27.01.2008

Скачать книгу (0.00 Кб.)

 

ВНИМАНИЕ! Автор данной книги без всяких шуток категорически не рекомендует ее читать убежденным буддистам, мусульманам, ортодоксальным христианам, евреям, марксистам, атеистам, русофобам, членам религиозных группировок любого толка, обладателям научных степеней и просто крупным специалистам в областях естествознания или гуманитарных наук, а также тем, кто уже все про все знает и не хочет знать ничего другого. Данное предупреждение необходимо сделать не только потому, что содержание нижеследующих текстов может показаться им наивным, ошибочным или возмутительным. Оно может показаться им кощунственным, то есть оскорбляющим их чувства или устои. В какой-то мере, читатель, (если ты сейчас читаешь эти строки), в твоей жизни уже и так произошло достаточно знаменательное событие - ты держишь в руках уникальную в своем роде книгу, которую практически никому нельзя читать. Если ты принадлежишь к одной из вышеперечисленных категорий населения, то на этом и остановись. Есть рубежи в жизни, достигнув которых, опасно пытаться развивать успех дальше. Это как раз тот случай.

 

Водопроводчик и Д'Артаньян

Однажды двое друзей делились впечатлениями жизни в доверительной беседе. Один сокрушался: "Ты знаешь, по-моему, у меня есть все основания подозревать, что моя жена изменяет мне с пекарем, - я постоянно нахожу в нашей кровати хлебные крошки". Второй смеялся над его страхами: "Тебе надо срочно лечить нервы. Надо же, - хлебные крошки его напугали! Мне, что же, по-твоему, теперь следует подозревать и свою жену в том, что она встречается с водопроводчиком!?" "А при чем здесь водопроводчик?" - обиделся первый. "Да так: на ум пришло", - пожал плечами второй, - "Я, как ни приду домой, - он вечно в нашей постели валяется".

С водопроводчиком все ясно, но при чем здесь Д'Артаньян? А при том, что как один из друзей считает с непонятной уверенностью, что уж ему его жена изменить никогда не может, (несмотря на очевидные факты), так и мы, похоже, с той же непонятной уверенностью живем в этаком "д'артаньянизированом" мире, который составлен из незыблемых шаблонов наших представлений об этом мире, но не имеющих ничего общего с фактами этого же самого мира. Мы постоянно видим водопроводчика в своей постели, и одновременно не видим его напрочь, ибо мы доподлинно знаем, что это семейное ложе, и третьих лиц в нем быть не должно. Наше ЗНАНИЕ об этом настолько вколочено в наши головы, что такие мелочи, как события реальной жизни, опровергающие это ЗНАНИЕ, нами просто не замечаются. Водопроводчик, слезающий с нашей жены, - это всего лишь водопроводчик, слезающий с нашей жены, и какие у нас могут быть тому особые основания, чтобы обвинять супругу в неверности? Мы ведь твердо знаем, что этого быть не может, так что пусть водопроводчик на себя много не берет, и, само собой естественно предполагается, (убеждены мы), что он слезает с нашего места абсолютно несолоно хлебавши. Разумеется, мы говорим иносказательно, и слишком доверчивому читателю не стоит срываться с места, чтобы дружески, но напористо трясти свою жену за шею: "Где водопроводчик? Почему я его никогда не вижу?"

И все-таки - при чем здесь Д'Артаньян? Сам-то он, в общем-то, ни при чем. Д'Артаньян просто - самый показательный пример. Истории о нем и о трех мушкетерах, пожалуй, лучшее, что нам оставила французская литература. И при всем при этом произошло одно из тех обычных явлений, когда красивая выдумка вытеснила неказистую жизнь. Дело не в деталях сюжета и не в историческом соответствии событий, а в том, что очевиднейшая нелепость в очередной раз стала непоколебимой истиной прямо на наших глазах, и это тот случай, когда мы можем это легко и все вместе проследить, потому что, если кто и не читал Дюма, то обязательно видел его многочисленные не впечатляющие экранизации. Замещение истинного мира выдумкой на этих сюжетах просматривается как нигде хорошо. Поясним.

Что такое мушкетер? Это вид пехотинца, вооруженного мушкетом. Что такое мушкет? Это огнестрельное оружие, напоминающее по внешнему облику ружье, но значительно превосходящее ружье по размеру. Огромное, неподъемное ружье. В ствол мушкета можно без применения особых хитростей вставить два пальца руки. Но на самом деле мушкет не для этих игр, а для того, чтобы из него стрелять. Однако, несмотря на любую страсть к пальбе, никому не удастся выстрелить из мушкета с плеча, - слишком он тяжел, чтобы держать его на весу, и слишком мощная у него отдача, чтобы сохранить после нее любовь к стрельбе для повторного акта. Для установления равноправных отношений между стрелком и мушкетом мушкетеру придается сошка, которая по внешнему виду и размеру точь-в-точь напоминает ухват для горячих горшков русской печи. Разница небольшая: у сошки один конец острый, чтобы втыкать его в землю, а второй конец не для горшков, а для того, чтобы положить на него ствол мушкета и выстрелить. Мушкет - это станковое ружье большого калибра, или небольшая пушка малого калибра. Истина где-то посередине. Прежде, чем из мушкета выстрелить, в его ствол надо засыпать порох и забить его пыжом, чтобы порох не высыпался. Сверху на порох надо вкатить круглую свинцовую пулю диаметром 23 мм и забить ее еще одним пыжом, чтобы, не дай, Бог не выкатилась. После этого надо взгромоздить чудовищный ствол на сошку, выбрать счастливчика, прицелиться в него и … не забыть предварительно поджечь фитиль. Если все будет хорошо, то мушкет в свое время выстрелит, и пуля полетит туда, куда ей одной ведомо. Тот, кто встанет на ее пути, получит отверстие размером с чайное блюдце. Если, конечно, будет огинаться слишком близко от усердных мушкетеров. Мушкет стреляет недалеко.

Теперь представим себе этого пехотинца, на одном плече у которого маленькая пушка, а на другом, - большая рогатина, (сошка). На правой стороне у мушкетера висит огромный подсумок с круглыми свинцовыми шарами, - пулями. На другой стороне увесисто болтается мешок с порохом для зарядов. На поясе - рог для набирания пороха широким концом и для засыпания в ствол узким концом. Справа и сзади находится сумка с пыжами, (по два на каждый выстрел). Так же на поясе подвешивается вода в баклажке, а за спиной запас провианта, ружейное масло, ветошь, ерш для чистки ствола, набор перевязочных лент и накладок на случай получения раны. Почти ничего мы не забыли, и осталось совсем немного: найти место кресалу для разжигания поражающего противника огня. Задача не столь трудная, как может показаться на первый взгляд, поскольку свободных мест на теле воина почти не осталось, и глаза не разбегаются от избытка вариантов. Где найдем незанятое место, там и разместим. Запросто решив эту проблему, нам останется сущая мелочь, - позапихивать в свободные участки мушкетера запас фитиля, нож для нарезки запалов и шомпол для забивания пыжей. А теперь, (внимание!), вопрос: господа, а куда шпагу будем вешать? И, если, все-таки, набросим ее куда-нибудь, то будет ли похож этот мушкетер на изящного дуэлянта и галантного кавалера? Куда он денет мушкет, если надумает подать даме руку? Куда он денет сошку, если вздумает кинуть в кого-либо перчатку в качестве изящного символа вызова на дуэль? Как он будет мгновенно вынимать шпагу, если он даже почесаться и то не может? А вот интересно: не привалит ли его сошкой и мушкетом, когда пули в сумке потянут его, согнувшегося для изысканного поклона, вниз? И, наконец, что он будет делать, например, если к нему подбегут мальчишки и уволокут у него из ножен его шпагу? Где взять свободные руки, чтобы помешать этому безобразию и на кого оставить свое основное оружие, чтобы догнать пацанов налегке? Не лучше ли от греха подальше оставить ненужную игрушку (шпагу) дома?

А теперь, главный вопрос, - можно ли во всех родах войск того времени найти более неподходящего, чем тяжелый пехотинец-мушкетер, для того, чтобы изобразить красиво и со вкусом одетых, моментально меняющих планы и легких на подъем искателей приключений? Дюма было неважно, кто такой мушкетер на самом деле, и, слава Богу. Нам это тоже непринципиально. Нам важно увидеть, как довлеет фантазия над жизнью. В данном случае безобидно. Поразительно другое, - где наша голова и ее громко продекларированные способности к критическим умозаключениям, когда такое несоответствие не бросается нам в глаза? А что если это происходит и в других случаях? Совсем не безобидных? С теми же мушкетерами, к примеру, с которыми тоже не все ладно?

Мы знаем, к примеру, что основным оружием этих храбрецов были не мушкет, (что еще за глупости такие!?), и даже не шпага, (это - на крайний случай), а - честь! Они говорили врагу: "Защищайтесь сударь!", прежде, чем напасть на него. Иногда они говорили: "Мы будем иметь честь атаковать вас, господа!", чтобы противник ни в коем случае никогда не сказал никому, что подвергся нападению внезапно. Уж что-что, а это про французских дворян того времени мы знаем точно! Они были рыцарями! Мы читали у Дюма. Правда, за тридцать лет до этого старшие товарищи Д'Артаньяна, (такие же французские дворяне), врывались ночью в спальни к своим безоружным врагам и резали безо всякого предупреждения не только их, но также женщин, стариков и младенцев в придачу прямо в их постелях, не давая им даже как следует проснуться. Мероприятие называлось "Варфоломеевская ночь". Трупы убитых врагов сбрасывались прямо в реку, которая к утру стала красной от крови. Наверное, сбрасывая труп ребенка с моста, они обязательно говорили: "Сударь, мы имели честь этой ночью напасть на вас! Жаль, что вы крепко спали и не смогли оценить всего благородства последовательности наших действий!" Они ведь были рыцарями все до одного в то буйное время!

Мы с поразительной готовностью съедаем все, что нам подбрасывается! Иногда это происходит самым идиотским с нашей стороны образом. Например, когда мы узнаём, что граф де ла Фер, спасая свою жену на охоте, разрезал ей платье и обнаружил на ее левом плече лилию, (так вычурно клеймили проституток в то время), то ни у кого из нас не возникает желания спросить у графа: "Милейший, а для чего вам вообще нужна была жена, если у вас до сих пор не было ни одного случая, позволяющего выяснить, что у нее на плече есть лилия"? Жена - не соратник по отстрелу дичи. Неужели нас кто-то хочет убедить в том, что француз (!) за все время супружеских отношений с дамой ни разу чудным образом не оказался сзади нее? Даже если это был и очень целомудренный француз (!!), то каким-то образом у него с миледи все равно образовался сын, (прелестный сорванец, которого Атос потом прирезал в водах Ла-Манша)! Неужели это у них было всего один раз, и он ее при этом обнимал только левой рукой, а правую держал неизвестно где?

Если уж говорить о французах и о женщинах, то кто не знает, что именно здесь рыцарство французов проявляется во всей своей красе и силе? Что может быть известнее особого отношения французов к женщине? Никому не дано так относиться к женщине, как французам. Например, однажды эти рыцари за мешок денег (буквально!) продали англичанам одну девятнадцатилетнюю француженку, которая до этого с мечом в руке спасла всех французских мужчин от оккупации тех же самых англичан. Девушку звали Жанна Д'Арк. Англичане ее сожгли. А что с них взять? Англичане - не рыцари. Они жгут женщин, победивших их в бою, после того как истинные рыцари продают им этих женщин за приемлемую цену, надеясь на рыцарство покупателей. Позор англичанам. Брали бы пример, лучше, с французов, которые им так доверяли...

А если кто-либо читал хронику кораблекрушений, тот не мог не заметить интересного и неоднократного факта: команды холодных англичан и сухих немцев спасают женщин и детей, погибая вместе со своими кораблями, а команды пылких французов оставляют женщин и детей на тонущих кораблях, спасая, прежде всего, самих себя. Само собой, они при этом как минимум расшаркивались и посылали воздушные поцелуи с удаляющихся шлюпок, ибо рыцарь - он всегда рыцарь! Тем более, - француз. Что мы знаем лучше, чем это?

Так же хорошо мы знаем, что кардинал Ришелье, - это упырь в красной мантии, который день и ночь был озабочен только тем, чтобы извести Анну Австрийскую и напакостить благородным людям с сошками плечах. То, что этот человек сделал Францию Францией, не дал ей распасться на отдельные феодальные уделы, лишил власти гугенотов, провел административные, финансовые и военные реформы, которые сделали королевство сильной европейской державой, - как это все несерьезно по сравнению с не украшающей его историей о подвесках, которых … никогда не было! И не надо нам морочить голову о том, что Ришелье для Франции, - это то же самое, что Петр I для России! Нас не обманешь! Мы сами не дураки и знаем, что Ришелье, - это тот, который дружил с Рошфором, нехорошим человеком из Менга, врагом Д'Артаньяна.

Может быть, под влиянием этого самопсихоза нам даже приходится читать в серьезной литературе, что Ришелье втянул Францию в 30-летнюю войну, которая началась за 5 лет до того, как он стал кардиналом и за 7 лет до того, как он получил светскую власть, став Главой Королевского Совета. И в самом деле: могла ли Франция иным образом оказаться в этой войне, если в то время в ней жил кардинал, по приказу которого однажды на балу были подло срезаны две подвески у герцога Бэкингема?

Оставим французов в покое и перекинемся к американцам. Эти люди приплыли из Европы в Америку и высадились на территории, где не было зимы, где почва не только самая плодородная в мире, но и находится в климатической зоне гарантированного плодородия. Их там встретили удивительно уютные леса, где не было хищников и болот, но было много отменной древесины и ручьев, рыбу в которых можно было ловить штанами. В степях бегали непуганые индейки, которых можно было убивать, спокойно подходя, палкой по голове. При этом остальные не разбегались! По равнинам бегали неисчислимые горы дармового мяса под названием "бизоньи стада" (50 миллионов голов на момент знакомства колонизаторов с ними!!!). Эти стада были настолько крупны, что за день иногда не удавалось объехать их по периметру на лошади! Одна пуля, - и мяса на целый полк. Кроме того, американцам не приходилось завоевывать ни одного акра территории. Индейцы, не знающие, что такое лошадь, с каменными топорами под мышкой, просто уходили вглубь материка, - земли ведь много, всем хватит! Так они мирно оказались в скалах и пустынях, где их прикончили виски. Вестерны про их боевую резвость, - кинематографические фантазии. Их отстреливали с усилием, чуть большим, чем для бизонов.

Американцы никогда не воевали на своей территории. Они не знали опустошительных набегов, сожженных городов, растерзанных мирных жителей, разрушенных заводов, несобранных урожаев, угнанного скота, разоренных сел, недоедающих военных поколений и их ослабленных детей, восстанавливающих свою жизнь из пепла. Они спокойно жили, строились, работали и богатели. Все земли, которые у них есть, они выкупили! На них за плошку еды в день работали рабы, создавая эту страну на пустом месте, из ничего, непосредственно своей искалеченной жизнью. Американцы поселились в райских климатических условиях и затем в идеальных политических обстоятельствах создали государство на одном из самых богатых полезными ископаемыми мест Земли. Им все помогало: и природа и условия жизни соседних народов, и большой противотанковый ров в виде Атлантического Океана, и возможность создавать, не реформируя старое, а сразу по новым технологиям, производя все по самым последним достижениям техники. За все это американцев называют предприимчивой, умной, деятельной, деловой, мужественной, подвижной, великой нацией. Наверное, - по праву. Мы все, опять же, об этом хорошо знаем.

Теперь понятно, почему русских, которые в жесточайших войнах завоевали себе земли больше, чем любой другой народ, называют безалаберным народом? Ну и, конечно же, за то, что каждый метр нашей земли полит кровью в борьбе со звериными захватчиками, нас называют пассивными и неорганизованными. За то, что Россия не плодит бизонов и индюков, а вымерзает на полгода, и ее земля родит только после тяжелой вспашки за короткое лето, за которое если не успеешь, - зимой помрешь с голода, за все это русских называют ленивыми. А как их еще называть, если они через болота и непроходимые чащи, через разочаровывающие летние засухи и убивающие зимние стужи, через голые степи и неприветливые горы, через кордоны воинственных местных племен и народов, все шли и шли, все обустраивались и обустраивались, строили города, опять шли дальше и создавали великую страну, единственную в истории стран, которая никогда не знала рабского труда на своей территории!!! Конечно же, они лентяи, если все сделали своими руками, а не руками рабов!

Поэтому и заслужили русские звания непредприимчивых, потому что вот таким образом дошли до Урала, перелезли через него и освоили Сибирь, потеснили китайцев и японцев на Дальнем Востоке, перепрыгнули в Америку, заселили Аляску и часть Калифорнии. Куда им до предприимчивых американцев! Поэтому и продали калифорнийские форты, да и всю Аляску в придачу, предприимчивым людям, которые с другой стороны, курортом, не через Сибирь, как раз подошли и попросили. А почему не продать, если хорошие люди просят? Душа ведь широкая.

И еще справедливо Россию называют тюрьмой народов, потому что если бы не Россия, то персы и турки вырезали бы грузин, те же турки и азербайджанцы, - армян, а на территории Азербайджана турки и иранцы передрались бы за то, кому этот регион, все-таки, принадлежит. Поляки поставили бы украинцев на колени с одной стороны, а крымские татары и турки лакомились бы малороссийскими красавицами с другой стороны. Конечно, же, это тюрьма, если грузины, армяне и украинцы в нее сами попросились. Держиморда Россия не дала кавказским народам перестрелять друг друга, ибо на Кавказе один закон - количество родственников и боезапас. Россия не один век уже выступает здесь третьей силой, которая не дает вступить в действие этому отстреливающему все закону. Россия по имперски не дала румынам орумынить молдаван, таджики спрятались за русским штыком от афганцев, а киргизы едва ноги унесли из Китая, где их полностью ограбили, и только мудрость вождей помогла спасти остатки нации под защитой России. Татары, (которые, по сути, давно уже один народ с русскими), тоже знают, что, например, башкиры, имея дело с ними, имели бы дело с Россией, и наоборот.

Ужасная тюрьма народов так угнетала эти вольнолюбивые народы, что самым страшным и беспощадным образом сохранила им всего лишь только их язык, только их культуру, только их религию, только их архитектуру, только их народные обычаи, только их музыку, только их великих людей, только их искусство, и, всего лишь, их жизнь, преступно встав на границе и бандитски охраняя эти народы от их исконных врагов. Россия достойна ненависти еще и потому, что взяла на себя все их долги и тогда и сейчас при распаде Союза. Россия, этот ужасный тиран, самым варварским способом сделал так, что ни один народ, населявший его земли, не исчез! Россия в своей нечеловеческой жестокости даже не поступилась тем, что дала народам, населявшим ее, письменность, из кочевых сделала оседлыми, диких горцев превратила в лощеных европейцев, а особо отличившимся даже оставила свои стартовые космические объекты и порты на Черном Море.

Но, - не будем трогать больного. Дело, ведь, опять не в этом. А в том, что мы сами знаем о себе очень хорошо, что мы ленивы, глупы, неделовиты и т.д., и сами себе ни разу не задали вопроса: а как мог этот никчемный, пьющий народ, две тысячи лет побеждать все другие великие народы и создать самое мощное государство в мире, (поскольку его мощь уже доказана теми, кто него сломал зубы, а мощь США еще надо бы доказать)?

И таких дутых истин мы наплодили море-океаны. Так, - куда ни кинь. Везде реальный водопроводчик, которого мы не видим, и мифологический Д'Артаньян, которого нет, но он постоянно у нас перед глазами, заслоняя собой мир. Так и в большом и в малом. Немного пройдемся по этим "постулатам".

Не даешь чаевых официанту, - жмот. А сам официант часто дает на чай водителю троллейбуса, дворнику, продавцу в хлебном магазине, почтальону? Почему тогда официант не жмот?

Если отказался выпить с кем-нибудь в подъезде или между гаражами, - не уважаешь. Это тебе любой скажет. Даже и не спорь. Будешь спорить, - еще и "интеллигент". Интеллигентом стыдно быть, не правда ли? Как-то это мужчину не красит. Мы это знаем.

Некурящая девушка, - несовременна. Какая связь между современностью и табачной зависимостью? В таком случае, алкоголичка, - гостья из будущего? А непьющая, - дикарка?

Сексу следует отдаваться после 20 лет. Когда созреешь. Почему не в 16-17 лет, когда этого хочется больше, чем в любой другой период жизни и "можется" неисчерпаемо, не то, что в стариковские двадцать или в молодцеватые пятьдесят?

Жениться надо по любви. А зачем закладывать в основу этой долгосрочной сделки чувство, которое на время, а не совместимость вкусов и характеров, которая навсегда? Любовь, - дело двоих, иногда троих, (кто как устроится); а жизнь, - дело всех, и, главным образом, детей. Что им до вашей любви когда-то, если сейчас мама называет папу "козлом", а козел человеческим голосом называет маму "кошелкой"? Вряд ли в папе и маме при этом говорит память о том великом чувстве, предательски толкнувшем их в свое время под венец.

Женщина первой подает руку мужчине, но мужчина знакомится первым. Это кто так придумал? И почему мы должны ему верить?

Вилку надо держать в левой руке, а нож, - в правой. Это с какой такой стати? Кто пробовал, пусть подтвердит - страшно неудобно!

Чем старше человек, тем он умнее. Оглянемся вокруг и увидим, что те, кого мы знаем не менее сорока лет, только поглупели. Никто ума не прибавил, если нас спросить об этом. А если их об этом же спросить относительно нас? Тогда - кто стал умнее с возрастом? Ну, конечно же, не мы, мы еще маловато прожили. Умнее стали те глубокие старики, которым следует давать Хрустальную Сову в те их триумфальные пики способностей, когда они за минуту могут вспомнить свое имя, свою фамилию и правильно назовут город, в котором живут. Именно поэтому все молодые должны обязательно слушаться стариков. Мы и нашим детям это говорим, и наши дети будут это говорить своим, потому, что любой знает, - чем старше старик, тем он мудрее. Главное, чтобы он тебя узнавал и попадал своими репликами в ту тему, которую ты с ним обсуждаешь. А остальное - дело техники, обязательно что-то очень разумное унесешь с собой после этой беседы. А если сомневаешься в этом - просто мало пожил и еще ума маловато, чтобы понять всю стариковскую мудрость.

Гостеприимный хозяин это тот, кто гостя напоит так, что у того водка из ушей польется. Предполагается, что когда отваливший на автопилоте от стола гость будет яростно блевать на своей лестничной площадке, разрывая сосуды на вылезающих из черепа глазах, то он будет прерываться только одной благодарной мыслью: "Какие замечательно гостеприимные хозяева выпали мне в этот вечер!".

Мастер взятки берет и ворует, прораб взятки берет и ворует, начальник прораба взятки берет и ворует, начальник начальника взятки берет и ворует, начальник начальников берет и ворует, большой начальник над ними берет и ворует, но если кто-нибудь из них стал депутатом, то он уже не берет и не ворует, потому, что он от нашей партии! Люди от нашей партии не воруют! Так говорят все партии. Тогда откуда эти беспартийные инопланетяне, которые разворовывают самую богатую страну в мире? Инопланетян нет, и беспартийных тоже нет. Все, кто воруют беспартийные, но возможность воровать по своему положению могут получить только те, кого на это положение поставят партии. Но мы то знаем, что от нашей партии никто не ворует. Это все "ненаши" партии, которые нас тоже называют "ненашими", и члены которых тоже никогда не воруют! Когда никто не ворует, это значит, - все воруют? Или наоборот?

Беспартийные министры и сам премьер-министр у нас тоже не воруют, потому, что они все прошли, условно говоря, пусть от мастера до "начальника начальников", и знают на своем опыте, как воровство тяжело ранит душу. Мы верим своему правительству, мы знаем, что там особенные люди, не такие, как все остальные. Все остальные думают о себе и о своих детях, а они думают о нас и о наших детях. Зачем же им у нас тогда воровать? Нет, они положительно не заинтересованы ни в каком воровстве! Мы кому угодно докажем это если не фактами, то политическими пристрастиями и голосами на выборах. Интересно, почему мы напрямую никогда не задумываемся о том, что, голосуя, выбираем человека, который будет воровать не только потому, что место ему достанется располагающее к этому, но и потому, что наши голоса дадут ему статус неприкосновенности перед законом? А потому не задумываемся, что все вокруг знают, депутаты - самые честные люди. Не верите, - спросите даже у них самих! И последний вопрос в этой связи: если не монарху, которому не резон тянуть у самого себя, то кому следует управлять нами, как не специалисту по борьбе с преступностью и воровством?

И далеко не последний вопрос в этой же связи - для чего избирается Государственная Дума? Правильно, - для выработки законов. А чья это работа - вырабатывать законы? Правильно, - юристов. А тогда что делают в Думе рабочие, землепашцы, певцы, журналисты, телеведущие, директора предприятий и председатели колхозов? Если бы юристы захотели петь Онегина в Большом или вытачивать на станке самые ответственные детали для космических аппаратов - их бы туда взяли голосованием? А почему в Думу берут через голосование тех, кто ни бельмеса не смыслит в составлении законов? Но это не важно - мы ведь знаем, что в думе обязательно должны быть представлены все слои населения! Для того, чтобы создаваемые этими слоями законы никогда не работали?

А для чего избираются остальные маленькие думы? Краевые, областные, республиканские, городские и прочие? Зачем тратятся такие огромные средства в стране, где пенсионеры позорно недоедают на все эти "демократические институты", если в регионах все решает единоначально первое лицо (губернатор или так называемый президент)? Для чего избираются мэры городов, если заранее известно, что мэру придется быть просто транслятором губернатора или совсем не быть? Не дешевле ли их назначать, а средства, сэкономленные на возможности не затрачиваться на выборы, отдать неимущим?

Но политика - это как цирк, который живет на наши деньги какой-то своей обособленной жизнью, показывая нам эпизодически гастроли то тех, то этих всенародных артистов и при этом, ко всеобщему изумлению и мы и они понимаем, что цирк всерьез никем не воспринимается, но… как же без цирка? На самом же деле любая настоящая политика - тайная или когда народ берется за топоры. А политизировать - это лишний раз показать, что где-то люди занимаются делом, а все мы - цирком. Уйдем от политики. Например, в область искусства.

Что у нас тут? А хотя бы то, что Лев Толстой - великий писатель. Кто читал "Войну и Мир", - поднимите руку. Тогда поднимите руку хотя бы те, кто хотя бы что-то читал из Л. Толстого. Тот, кто поднял руку, пусть сядет вот на этот стул возле окна, а остальные пусть расскажут, что они думают о Толстом, как о великом писателе. Мы уверены, что они не будут говорить длинно, но у них обязательно есть, что сказать о том, что знают все, пусть даже это будет и меньше по объему сказанного относительно того, что мог бы рассказать этот задавака, который читал "Муму" и радуется на своем стуле у окна.

Если художник пишет подпись под картиной: "Сие есть волк, а не корова", для того чтобы пояснить зрителю, что, собственно, он пытался изобразить на самом деле, то кто из нас будет давать голову на отсечение, что этот художник гениален? Тогда почему называется великим тот писатель, который в конце каждого своего произведения пытается "своими словами" сказать, что он, собственно, имел в виду? Если мертвы его герои, которые не передают вложенных в них идей, то должна быть мертва и земная слава такого писателя. Может быть, не издавать "Крейцерову сонату" вообще, а сразу издать сборник наставительных раздумий ее автора о семье и браке, который с суровой назидательностью помещен им в конце своей книги?

Кстати, о художниках. Василий Кандинский был великим художником, потому, что нарисовал "Черный квадрат". Скажите, а можно становится в очередь за этим званием тем, кто нарисовал черный круг, черный овал, черный треугольник, прямоугольник, звезду? И если можно, то не резонно было бы в Коллегию Учредителей этого звания назначить преподавателей геометрии из районных школ? А если нельзя занимать очередь, то тогда объясните нам, почему Кандинский великий художник, а другой соискатель земной славы, который очень тщательно нарисовал и закрасил черным пятиугольник, - шарлатан? Что принципиально разного в их гениальности?

Пусть читатели, которые по роду деятельности постоянно сталкиваются с профессиональными художниками и рисовальщиками, честно скажут - много ли они среди этих людей видели таких, которые не умеют рисовать? Вот в этом-то их основная беда и есть, этих профессионалов! Они умеют рисовать ("писать" как это у них почему-то называется)! А если бы они, скажем, рисовали (писали) плохо, как Пабло Пикассо, или едва-едва, как Марк Шагал, то и они бы прозывались "великими"! А самое интересное то, что по картинам Шагала и Пикассо видно, что у людей руки не из того места для творчества растут, уличные художники и те более прилично владеют мастерством, а кто-то настойчиво говорит нам - "они великие!", и мы не спорим! Вот вопрос вопросов - отыскать бы этого "кто-то" и просто посмотреть на него - в чем одет, как говорит, как ходит…

Впрочем, есть область, где это сделать не так уж сложно. Это - Нобелевские премии. Мы ведь все знаем, что Нобелевский Лауреат - это великий ученый, умнее другого ученого, не такого великого, или совсем не великого, раз он не "нобелевский". Здесь и спорить никто не будет. Это для всех уже объективно, то есть, независимо от личного мнения. Как преимущество в росте, весе, как цвет глаз, густота волос и т.д. Нобелевский Лауреат!!! А что такое "нобелевский лауреат" на самом деле? А это, всего лишь, - человек, который, по мнению некоторого количества членов Нобелевского комитета , то есть, по мнению нескольких взрослых мужчин (а может быть даже и женщин среди них!!!) по итогам зачетного периода выглядит умнее других таких же человеков! Ну, вот они вот так считают! Что ты с ними поделаешь? С ними, действительно, ничего не поделаешь, они там собираются и втихаря решают, кому, сколько и за что дать, и эта дележка затем становится ЗВАНИЕМ!

С помпезным Оскаром ежегодно происходит то же самое. Вообще-то правильнее было бы, когда вскрываются все эти конвертики, зачитывать там следующий текст - "мы, нижеподписавшиеся, сошлись на том, что лучшим режиссером в этом году был такой-то такой-то, снявший фильм… и т.д." А остальные, которые в зале, вольны при этом аплодировать или не аплодировать. Но об этом как-то не вспоминается, и опять частное мнение некоторой группы людей становится (обратите внимание!) историческим фактом, ведь теперь и через пятьдесят лет скажут, что в 1999 году лучшим фильмом был именно этот, который вчера достали из конверта!

Раз уж подобрались к истории, то здесь вообще тома можно писать обо всех несуразицах, которые изучаются в школах и вузах как постулаты этой науки. Здесь - неисчерпаемо! Коснемся лишь некоторого.

Есть народы-воины, военному умению и храбрости которых должны завидовать все остальные народы. Мальчики в этих народах с детства всегда воспитывались, как воины. Военное искусство и личная отвага всегда считались у этих народов главным достоинством мужчины. Некоторое время назад люди земле как-то резко стали жить по принципу "все против всех". Вот так вдруг случилось в истории. Вмиг распались союзы племен, народы стали передвигаться на новые места для завоевания жизненного пространства, и мира нигде не было. Все убивали иноплеменников. Такой был единственный способ выжить. Мира не просто "не было", его даже и не могло было быть - все приличные земли были заселены, и забрать их под себя можно было, только уничтожив местных. Европа сошла с ума, и все было просто и без сомнений, как у любого сумасшедшего: встретил чужого, - убей его, или он убьет тебя. Кто больше убивал и меньше был убитым, тот получал больше земли и больше возможности увеличиваться в численности. Каждое племя со всех сторон ждало убийц, и само было убийцей для каждого. Понятно было всем: чем больше территории, тем больше будет племя и тем больше гарантий, что племя выживет. Кто лучше воюет, у того будет больше земли. У кого лучше воины, тот получит больше шансов. Ну и как тогда получилось, что народы, культом которых всегда была война и грабеж, были оттеснены народами, которые больше любили крестьянствовать и ремесленничать, на узкую полоску бесплодного Скандинавского полуострова, загнаны в пустыни Северной Африки и в безжизненные степи Азии, зажаты в ущельях Шотландии, Кавказа, Пиренеев и т.д.? Кто, все-таки, народы-воины? Те, кто любят воевать, или те, которые в войне побеждают, проклиная саму войну?

Вот разговоры про монголо-татарское иго - это действительно шедевр! Например, арабы в Испании стояли (повторим - стояли!) аж ВОСЕМЬСОТ ЛЕТ! В результате испанцы темноваты, а в испанской архитектуре, музыке, топографии - везде выпирает арабское. Но никто никогда не говорит об "арабском восьмивековом иге"! А вот на Россию сто пятьдесят лет с небольшим (!) наскакивали какие-то восточные разбойники, сжигали города и села, забирали дань и уходили опять куда-то в свои степи, при этом Россия увеличила свою территорию, понастроила городов и крепостей, била немецких рыцарей, а татарским ханам за верную службу русскому царю (во времена так называемого "ига"!) раздавала населенные пункты (например, город Касимов, пожалованный в свое время татарскому хану Касиму за какие-то заслуги перед русским двором). При этом в российской культуре нет ничего татарского или монгольского, а по внешнему облику русские - чистые европейцы! Здесь далее - самое смешное! Соберите хоть сто русских - среди них нет ни скуластых, ни раскосых глазами, если они не смешивались с волжскими народами (марийцами, чувашами и пр.). Вообще монгольская или тюркская кровь всегда побеждает европейскую, и передает по закону Менделя наследственные признаки из поколения в поколение, не истребляясь. А теперь спросим тех же сто русских - а знаете ли вы что монголы и татары влили в вашу кровь чуть ли не треть своей крови, балуясь с вашими прапрапрапрабабками? И все сто ответят - конечно же, знаем! А если спросить их затем - а где же эти монголоидные и тюркские признаки, которые не исчезают в поколениях? А нигде! Но при чем здесь Мендель, наследственность, и европейский вид русских, когда было "иго"! Попробуйте задать хотя бы только вышеперечисленные вопросы про "иго" историкам, как они сразу сочтут вас просто недоучкой и не станут даже всерьез оппонировать. Иго - это историческая аксиома.

В истории, впрочем, все спорно и недоказуемо, но при этом не становится менее курьезным. Чтобы не давать повода для споров, историю оставим, упомянем лишь один забавный эпизод настоящего: жили-были когда-то киевские князья, "киевскими" они назывались, потому что работали князьями в этом городе, а сами они все сплошь были выходцами из северных русских земель. Государство, которым они правили, они называли Киевской Русью, землю свою они называли "русская земля", народ свой русичами, или росами. Когда они избрали Веру Христову, то это называлось Крещение Руси, при этом основной закон (конституция), по которому они правили на этой земле, назывался "Русская Правда", а сами себя они называли русскими князьями. И что в этом забавного? В этом ничего забавного не было, там все было красиво и дельно. Потешно же то, что сегодня на Украине этих князей поправили, указали им на недостатки национальной политики, и сделали выговор за неправильное применение некоторых слов - они должны были говорить "Киевская Украина", "О, украинская земля, уже за шеломянем еси!", "Крещение Украины", "Украинская Правда" и пр. Впрочем, строго пожурив князей, украинцы их тут же простили и даже учредили государственные ордена с их именами. Украинские ордена! Так весело еще никто не шутил!

Но, повторимся, историю оставим. Там одни набычившиеся идеологи - настоящих ученых в ней давно уже нет. Лучше вернемся опять к нашей повседневке, тут еще прозрачнее видно, как мы выворачиваем наизнанку то, что лежит прямо перед нами.

Давайте посмотрим, что мы говорим. Ой, мы такое говорим! Например, мы говорим - "голова кружится", и нам верят! Хотя всем видно, что голова у нас на месте, и нисколечко не кружится. Интересная особенность языка - искажать реальность, не правда ли? Единственные дни на неделе, когда можно вообще никуда из дома не выходить (что мы обычно и делаем) мы вполне последовательно называем "выходными". Самый бурный из океанов у нас - Тихий. Место, где вообще никогда шторм не прекращается, называется Мысом Доброй Надежды, а какой-то отрог в устье Нила, где так крутит, что все летит вверх тормашками, со времен древних греков называется проливом Наслаждения. Портвейн - "вино из города Порту" никакого отношения к городу Порту не имеет, "грузинский чай", оказывается никогда не рос в Грузии, а Земля у нас "круглая". Как тарелка? Ах, не круглая, она - шар! Оказывается и не шар - овал! Почему мы не говорим "Земля овальная"? Зато мы знаем, что Земля, как и другие планеты, вращается вокруг Солнца. И как интересен этот шок в глазах почти любого образованного человека, когда он услышит, что Земля и все планеты вращаются не вокруг Солнца, а вокруг некоего центра масс Солнечной системы, который просто располагается неподалеку от Солнца, так что получается все оно как бы и вокруг Солнца, а на самом деле не вокруг Солнца!

Да Бог с ним, с космосом. Вот - колесо вращается. Чего тут непонятного? А давайте возьмем точку на ободе колеса и точку на ступице колеса (то есть, одну в центре колеса, одну - на краю колеса). Соединим их линией. Провернем колесо на один оборот. Обе точки одновременно сделают круг. Но пройдут при этом разные расстояния (одна по большому кругу, другая, что на ступице - по малому). Разные расстояния, а время одно! Вывод? Любой ученик четвертого класса скажет - раз две точки за одно и то же время прошли разное расстояние, следовательно, у них разные скорости. Итак - скорость колеса одна, а скорость двух точек на этом же колесе - разная? Как такое осознать без травмы головы? Вот вам привычный и понятный мир! В свое время Софья Ковалевская что-то такое умное сказала всем мужчинам про колесо и про вращение твердого тела на математическом языке, что ей первой из женщин в мире разрешили учить студентов в университете. Дело было в Швеции. Так у их там и началось все, с Софьи Ковалевской. Попустили женщинам, теперь сами видим, чем у них там закончилось. А вы говорите: колесо - это просто. А оно вон что получается… Нет все не так просто в физическом мире, и не только с колесом. Но мы об этом поговорим дальше. А пока вернемся к простому быту.

Мать всегда хочет, чтобы у дочери в доме был мир и достаток, понимая ее по-женски. Пусть плохонький муж, но пусть он будет. Мать и дочь, - две женщины. У матери у самой есть муж, и она всегда поймет дочь, которая вступится за своего мужа. Сначала муж и дети, а потом все остальное, - это истина, которая их сближает до смерти. Дети определенных отдельно взятых супругов всегда приоритетны, как внуки, для родителей жены. Родителям мужа, - что останется. Выходя замуж, дочь всегда увеличивает семью матери и они, - соратники. Если мать не поладит с зятем, то дочь отдалится от нее ради мужа, отца своих детей, и мать останется в одиночестве. А если зятя не станет, то дочь и ее дети всегда останутся с матерью, но она в этом случае разделит всю тяжесть одиночества дочери. Теща будет делать так, как нужно дочери, предполагая, что дочь будет делать так, как лучше детям и мужу.

Та же мать всегда считает, что ее сын мог бы найти жену получше, и это сделать никогда не поздно, потому что сын для матери всегда женится слишком рано. Мать и невестка соперники, потому что невестка уводит сына в другую семью, и его дети будут ближе другой бабушке. Сын никогда из-за жены не поссорится с мамочкой. Мама будет с ним всегда, а жена и дети, - еще неизвестно, и поэтому никогда не стоит отказываться от вложений туда, где гарантированы стабильные проценты. Оборотимся вокруг: тещи пашут на благо семьи своих дочерей, а свекрухи третируют невесток в 98 случаях из 100. Если спросить каждого мужчину по отдельности, то они довольны своей тещей. А если задать толпе мужчин вопрос: "Кто мешает счастью молодой семьи?", ответ последует хором: "Теща!". Почему?

Каратисты побьют любого. С ними могут справиться только их родственники из кунг-фу, тхэк-ван-до или айки-до. На октагонах, (боях без правил), всю эту семейку всегда бьют и побеждают борцы. Побеждают только борцы! Но кому интересны эти факты, если каратэ и прочее - это "боевые искусства", а борьба - "спорт"? Здесь ведь неважно кто кого побеждает на самом деле, важно знать то, что знают все…

Сплошная кутерьма мифов и сказок, ставших былью в нашем воображении. Есть случаи просто невозможные. В одном анекдоте художник принес на конкурс картин о Мадонне свое произведение, где изображался канонический сюжет - мальчик сосет женскую грудь. Она так и называлась, эта картина: "Материнство". Но бездарное жюри шедевр зарезало: "Мальчик слишком взрослый". Номер не прошел. Зато прошел номер у Микеланджело Буонарроти, который из 5-метрового куска мрамора высек обнаженного юношу, и, почему-то, назвал его "Давид". И ему все поверили, несмотря на то, что к этому нет никаких оснований!

Начнем с того, что в Библии, где подробно описывается бой Давида с Голиафом, нигде не сказано, что отважный юноша был голенький. Так уже давно не ходили к тем временам. Так не ходили даже за тысячу лет до этого и даже тогда, когда жили в пещерах. Более того, - в Библии сказано, что у Давида через плечо висела сумка с камнями для пращи, а в руке у него был посох. Голиаф даже иронизировал: "Ты что это на меня с палкой, как на собаку, идешь?" Видим ли мы все это на вооружении у микеланджеловского взрослого мальчика? Отнюдь. Без всякой одежды, без палки и без сумки молодой мужчина спокойно и отрешенно стоит и явно позирует. В его анатомически совершенном теле нет ничего, что напоминало бы о том, что через несколько секунд начнется смертельная схватка. Он как бы вышел из дома, позабыв одеться, и застыл в недоумении, понимая, что он что-то упустил, но не может сообразить, что именно, потому, что ему не дают сосредоточиться непривычно мерзнущие ноги. Посмотрите на его нахмуренный лоб, пустой взгляд и сосредоточенное непонятной тревогой лицо: они говорят только об этом. В Книге Царств же пишется, что перед битвой Давид и Голиаф бурно обменивались оскорблениями и азартными обещаниями, смысл которых с обеих сторон вкратце сводился к одному: "Ты - покойник!". Разве располагает весь облик мраморного юноши к тому, чтобы предположить, что он в данный момент предполагает убить кого-то раньше, чем это сделают с ним? Разве есть что-то в этом облике, что неопровержимо говорит, - это Давид? И разве есть в этом облике что-то, что не говорило бы, - это кто угодно, но только не Давид?

Кроме того, напомним, что Давид, - еврейский юноша и будущий еврейский царь. А евреи, как сказано в Библии, за сотни лет до этого ввели в обязательный обычай обрезание крайней плоти у мальчиков на девятый день после их рождения. Они с этим так носились, что если какое-нибудь племя хотело с ними дружить, то они гордо отвечали: "Сначала пусть все ваши мужчины сделают обрезание". Когда все взыскующие еврейской дружбы мужчины обрезывались и лежали на спине, не в состоянии нормально двигаться, то приходили их друзья евреи и закалывали их мечами. Все это также подробно описывает Библия. Давид не мог быть не обрезанным. Он и сам, когда просился у Саула на бой с Голиафом, обещал уничтожить этого "необрезанного", (1 Царств 17:36). Несмотря на то, что скульптурная версия этого персонажа анатомически совершенна не во всех местах, на одной ее маленькой детальке все же можно разглядеть еще одну маленькую деталь, - нетронутую ножом обрезывальщика крайнюю плоть. Хоть мальчик и слишком взрослый для 8 дней от рождения, ни один представитель духовенства, которое в то время было всесильно, не сказал Микеланджело Буанаротти: "Ты что принес, изверг? Или неси обратно, или меняй название!". И мы до сих пор, глядя на просто раздетого с разных сторон юношу, со знанием дела говорим: "Давид!". Да и в самом деле, не мог же Микеланджело сказать, что он три года высекал из белого мрамора просто симпатичного во всех местах юношу! Кто бы его понял? Давид, - это другое дело! Он научится одеваться и станет царем!

Если уж говорить о царях, то нельзя не вспомнить еще одну историю. Однажды некий принц полюбил девушку из простой семьи и женился на ней. Когда принц женится на простой девушке, то он остается принцем и принадлежит не ей и не себе, а королевской семье. У принцев это от рождения и до смерти. Когда же простая девушка выходит замуж за принца, то она перестает быть простой девушкой, и становится принцессой. При этом она принадлежит не мужу и не себе, а той же королевской семье. Навсегда. Не от рожденья, но пожизненно, что бы ни произошло в дальнейшем между нею и ее мужем. К сожалению наши принц и принцесса разошлись, а принцесса на глазах у всех подданных королевства стала крутить любовь с мужчиной, как самая обыкновенная обывательница, а не как член королевской семьи. Как-то вечером она ехала со своим любовником из ресторана на "Мерседесе" и погибла по вине пьяного водителя, разбившись о тринадцатую по счету колонну подземного тоннеля. Мы не осуждаем принцессу, потому, что она была по совместительству вообще, а в тот момент и по основному роду своих занятий, просто женщиной, и могла, полюбив, наплевать на долг и приличия. Каждая женщина хочет любить иногда больше, чем быть принцессой. Но как понять англичан, которые делают принцессу Диану героиней? Они тем самым выражают восторг оттого, что некто позорил королеву и ее сына? Или они считают свою королевскую семью проходным двором, пройдя через который, парикмахерша получает шансы резвиться на яхтах с нефтяными магнатами? И, в любом из этих вариантов: зачем англичанам тогда вообще королевская семья? Неужели для того, чтобы делать своими личными героями тех ее членов, которые оступятся и забудут то, к чему обязывает это высокое членство, достававшееся единицам в столетиях? Ну, конечно же, - нет и еще раз нет! Разбуди любого из нас ночью, и мы в полусне скажем, что англичане весьма горды своей конституционной монархией и не отделяют своей чести и славы от чести и славы королевы! Для англичанина королевская семья, - святое! Настолько святое, что когда погибает несчастная женщина, которая по своей слабости вообще не поняла куда она попала и изменяла их будущему королю (?) еще в замужестве, а потом так и не нашла внутри себя ничего, что могло бы избавить от сплетен ту семью, все члены которой вписываются в историю человечества автоматически, вся Англия поет ей гимн скорби, сочиненный самым известным гомосексуалистом нашего времени. Дело, повторяем, не в Диане, а в том, что никто не сомневается в том, что всем народам надо по субботам брать у англичан уроки почитания к символам своего государства.

Раз уж мы затронули слабость женщин, то, как не поговорить о слабости мужчин? Считается, что если женщина готова мужчине позволить, то он обязан этим воспользоваться. Иначе, - он слабый самец. А если он не хочет эту женщину? Или, если он не хочет этого в данный момент? Импотент тогда импотент, когда он хочет до зубовного скрежета, а не может. А если у него на уме совсем другие заботы или просто данная партнерша не вдохновляет, несмотря на то, что поманила или просто стала доступна, то, кто он, если не импотент? Почему, если женщина не хочет, то надо выждать подходящего момента, а если не хочет мужчина, то его надо срочно отправлять к врачу за таблетками? Сами мужчины не задавали себе этого вопроса? Естественно, же, - нет, потому, что, само собой разумеется, что мужчина по первому зову должен быть на месте тушения пожара.

Если мы забрались в дебри сексуальных проблем, то просто рвется наружу еще одно недоумение. Любовница (содержанка), - звучит интригующе. Проститутка, - неприлично! Почему? Потому, что содержанка (любовница) находится на содержании одного мужчины, а проститутка на содержании многих? Тогда, - еще боле непонятно! Ведь проститутка дарит счастье неисчислимому, (в зависимости от работоспособности), количеству мужчин, а любовница (содержанка) не подарила счастья еще ни одному мужчине, потому, что обязательно или разорит его, или навалит на него все свои житейские проблемы. Проститутка обходится в десять раз дешевле, а толку от нее в десять раз больше. Последствия ее услуг, при достаточной предосторожности, всегда нейтральны, - встретились и разошлись. Все старались и все довольны. Получили каждый свое и забыли друг о друге. Последствия связи с содержанкой (любовницей) обязательно сказываются или на состоянии семьи, или на психическом здоровье детей, или на репутации, или на карьере, а главное, - обязательно на собственном душевном покое. Проститутка никогда не полезет в чужую семью и не потребует большего, чем полагается жене или детям клиента. Любовница (содержанка) никогда не смирится с тем, если ей достается что-то меньше, чем жене или чужим детям, и, даже если ей досталось то же самое, но уже после жены. Одна, (содержанка-любовница), появившись в жизни, все разрушает и все забирает, не давая ничего того, чего не может дать другая, (проститутка). А эта другая финансируется по остаточному от семьи принципу за более профессиональный перечень тех же услуг, но дает при этом душевный покой, лад в семье и свободу от жестких обязательств на стороне в ущерб своим детям. Какое слово должно быть ругательным: любовница или проститутка? Как и каким образом, мы все стали считать, что наоборот?

И вообще, - все, что происходит между мужчиной и женщиной в физическом плане, - это хорошо или плохо? Если это хорошо, то почему мы делаем это, тщательно укрывшись от чужих глаз, как нечто очень постыдное? А если это плохо, то почему мы называем это супружеской обязанностью? Мы, что, - тем самым вменяем в обязанность грех? А если это обязанность, то есть, непременная работа, то почему мы так не любим, когда ее за нас пытается выполнить кто-нибудь другой? Мы считаем, что он все сделает неправильно и только дело испортит? Или, - почему? Если это не обязанность, а наслаждение, то почему мы устроены так, что мужчина получает его всегда и в самые короткие сроки, а женщина может получить далеко не всегда даже при самых рекордно длительных сроках? Это, что, - средство получения наслаждения только для мужчин? Тогда почему женщина переживает (если получает), оргазм, который по последним исследованиям в 8-9 раз сильнее мужского? Сексологи вообще говорят о том, что это совершенно два разных явления, которым даже нельзя давать одно название: если женские переживания назвать "оргазмом", то, следуя их логике, мы должны мужские ощущения назвать "омом", где корень слова "о", а остальное суффикс и окончание! Если это не наслаждение, а игра, то почему проигравший не выбывает и не сменяется очередником, а победитель не получает права первым начать второй тур? И, вообще, что это за игра, когда тот, кто способен играть часами, может получить приз только в том случае, если для этого хоть что-то сделает тот, кто может выиграть уже через минуту? Если это не игра, а необходимый для здоровья физиологический акт, то зачем, в таком случае, придумана эрекция, которая делает необходимое возможным или невозможным, в зависимости от своего присутствия? Если это средство продолжения рода, то зачем тогда овуляция и те многочисленные дни после нее, во время которых ребенок не может быть зачат? И, главное, - если это средство продолжения рода, то куда мужчина в конце так оголтело торопится, если ребенок будет только через девять месяцев? Вопросы, вопросы, вопросы, каждый из которых превращает в ничто те ответы, которые мы знали до того, пока не задали вопросы к ним. Кто и когда убедил нас в том, что это, - ответы?

А убедить нас можно в чем угодно с первого предъявления. Например, все мы знаем, что когда Деникин шел на Москву, то "социалистическое отечество" было в опасности. И дело даже не в том, что раньше авторами этого лозунга утверждалось, что "у пролетариата нет отечества", а теперь какое-то отечество, все-таки, смотри ты - и появилось! Дело в том, что у Антона Ивановича под ружьем было 150 тысяч бойцов, из которых только 40 тысяч представляли кадровых военных Добровольной Армии. Все дело в том, что Рабоче-Крестьянская Красная Армия с неимоверным усилием отбросила его от столицы, имея в своем распоряжении всего лишь три с половиной миллиона отменно вооруженных солдат и арсеналы царской России! Любой доцент любой кафедры истории, и мы вслед за ними, готовы повторять, что это очень опасно, когда на 24 твоих солдата приходится целых один солдат противника. Любое, даже не социалистическое отечество, всегда будет в опасности, если им руководят люди с такой военной арифметикой.

На эту же тему: Россия в очередной раз побила немцев в 1941-1945 годах. Подвиг народа неоспорим. Война еще раз доказала, что наш многонациональный народ непобедим не только потому, что является единым народом и умеет спокойно, но сердито драться, но и потому, что может побеждать вопреки бездарности своего военного руководства. Почему мы называем "великими полководцами" тех, кто за несколько дней войны сподобился потерять несколько миллионов убитыми, пропавшими без вести и плененными? Говорят, что, мол, не готовились к войне, не ожидали. Хотя Виктор Суворов убедительно доказал, что к войне готовились и были вооружены лучше. Но и в том и в другом случаях, - великие дураки, но не великие стратеги, если ждали но в летаргическом сне, или же не ждали того, о чем знал любой крестьянин приграничной полосы. Ладно, оставим начальный период войны, когда немцы зловеще наступали, а мы стойко оборонялись, как могли. Посмотрим в 1942 год. После зимней стабилизации фронтов маршалы уже не могли не знать, что война, все-таки, началась, (об этом даже по радио говорили!), и, что летом будет ее новый виток. И что же? Зима прошла, настало лето, и немцы опять зловеще наступали, а мы стойко оборонялись, как могли. Великие полководцы при герое-народе и лучшем в мире оружии умудрились откатиться летом 42-го года до Волги и едва зацепиться за горы Кавказа! Надо быть действительно великими, чтобы при таком раскладе умудряться проигрывать!

Прошло лето, настала зима, и наконец-то к исходу второго года войны великие стратеги исхитрились на Сталинградскую битву, то есть на тот самый котел, который немцы им делали до этого неоднократно. Всего за два года научились воевать! Прямо вундеркинды! Ну, уж летом-то они себя покажут! За зиму что-нибудь придумают. И придумали: давайте, говорят, пусть немцы зловеще на нас наступают, а мы будем стойко обороняться, как можем! Свежо, не правда ли? "А что, если побежим", - спрашивает Верховный, - "как уже не раз бежали?". "Не побежим!" - твердо ответили стратеги. Откуда такая уверенность? Вся стратегия Курской битвы опиралась на стойкость солдата, а не на великий ум стратегов!

Солдат не подвел, и они победили, но положили при этом 4 своих солдата на одного солдата противника. Не надо быть военным историком, достаточно посмотреть на карту боевых действий и мы увидим, что мы всю войну воевали с немцами на каждом участке четырьмя своими армиями против их одной! Кутузов, Суворов, Ушаков, Нахимов, Петр I, Раевский, Багратион, Дохтуров, князь Потемкин, Дмитрий Донской, Александр Невский, князь Святослав, генералы Бибиков, Владимир Мономах, Апраксин, Ермолов, Скобелев, Брусилов, Платов и все остальные русские полководцы одерживали все свои большие и малые победы умелым маневром и тактикой, имея в своем распоряжении всегда войска меньше, чем у противника. И соотношение потерь всегда было в нашу пользу! Земли было много, войска не хватало, воевали малым числом, но дерзко и победоносно. Вот этот парад инвалидов в крепости из "Капитанской дочки", это ведь не по недогляду или по недосмотру было. Такими непомерными усилиями удерживались пылающие войнами и бунтами территории! Но никогда не было, чтобы русские генералы забрасывали супостата трупами своих солдат и заставляли врага захлебываться в крови своих подчиненных! Единственный раз, в 1812 году было не очень показательное соотношение потерь - где-то 80 наших на 100 французов. Да и то все основные наши потери были не боевые, а, так сказать, попутные. Благодаря оригинальной стратегии Кутузова: "Всех впускать и всех выпускать, но по одной и той же дороге, чтобы когда назад шли жрать нечего было", русские войска шли по бездорожью по обеим сторонам Смоленской дороги, и если французы, ночевавшие в населенных пунктах, мерли от дикого холода, то что говорить о наших, которые ночевали в открытом поле? Это поймет только тот, кто хоть раз в мороз набрал снега во все проймы своей одежды, и знает, что дальше происходит с телом - оно замерзает моментально, стоит лишь остановиться. Тут никакой костер не спасет. Так и потеряли много людей. Не в боях. Но это, повторим, единственный случай. Обратитесь к военной статистике, и вы увидите, как при более меньшем числе русские военачальнике умудрялись убивать намного больше противников, чем потерять своих. А советские генералы получали свои награды как раз совсем за обратное! Посмотрите на цифры: немцы потеряли на всех фронтах от Африки, Западной Европы и до восточного направления 10 миллионов, а мы на одном направлении 20 миллионов по официальной статистике, которой нельзя верить, и 27 миллионов по неофициальной статистике, которая располагает к этому всеми данными, но не принята официальной историографией. А если добавить тех, кто вернулся с фронта калекой и израненным до такой степени, что умер в мучениях с 1946 по 1950, то наберется еще больше. Кто вернет нам этих людей? Какое дутое величие маршалов возместит эти потери? Так Россия никогда не воевала.

И последний вопрос в этой связи: стали бы мы учреждать Орден Суворова и называть его именем улицы, если бы Суворов для обеспечения успеха своей атаки хоть один раз поставил позади своих солдат специальный отряд, который стрелял бы в затылок замешкавшимся или остановившимся? Он стал великим без этого "великого" достижения военной мысли, и не проиграл в своей жизни ни одного боя и ни одного сражения!

Говорят: цель оправдывает средства. Заманчивый лозунг. Но цель, обычно, далеко, а средства, - это то, с чем ты имеешь дело каждый день. В любом случае, так своим народом не воюют, так воюют иностранным легионом или со своим народом.

После этой святой темы как-то не хочется больше скакать по примерам и доказательствам несуразности разных источников наших убеждений. И так, наверное, уже видно, что чем тверже наша убежденность в чем-то, тем меньше у нее фактической базы. Каким-то образом сложившаяся когда-то система непроизвольного или намеренного вранья не ставит нас постоянно в смешное положение только потому, что людей, замечающих крошки на своей постели, очень мало. Почти нет. А если и есть, то мы им не дадим крикнуть: "А король-то, - голый!". Мы их заклюем. Мы не любим, когда нас тыкают носом. Нас много и мы чувствуем себя спокойно, когда никто не тревожит наших иллюзий. Кроме нас самих. Если мы захотим. А мы должны этого хотеть, ибо что-то неладно вокруг нас, если куда ни ткни пальцем, - все не так, как мы привыкли думать. Мы должны, мы просто обязаны усомниться во всем, ибо жизнь мелькнет красивой искрой, и даже простого интереса ради, неплохо было бы знать, - там ли мы жили, где себе представляли? Но как это сделать?

Мы уже заметили, что все наши вопросы открывают нам глаза на то, что раньше было скрыто от нас нашими же собственными нагромождениями. Но наши вопросы обращены именно к этим нагромождениям. Мы сначала смотрели на то, что заслоняет от нас мир, а потом сравнивали это с самим миром, и мир открывался перед нами в своем истинном виде. А этот метод нельзя назвать передовым. Нельзя исследовать запах по одному его ощущению, ибо наши ощущения могут обмануть нас или подвести. Следует изучить сам источник запаха, и тогда мы будем знать о запахе достаточно, и, даже не ощущая его, не ошибемся, - есть он, или нет, и каков он должен быть? Сколько ни внюхивайся с высокопрофессиональным потягиванием воздуха, - это всего лишь встреча со вторичным продуктом. Вопросы надо задавать не запаху, а веществу, его испускающему. Иными словами: гораздо правильнее было бы задать какой-нибудь вопрос не к своим представлениям о мире, а к самому миру. Встать с миром один на один без посредников в лице официально утвержденных мифов.

Если когда-либо это начать делать, то почему не сейчас? Если кто-то должен это сделать, то почему не мы? Если с чего-то начать, то почему не с самого начала? Главное, - найти правильный вопрос.

Вместо предисловия

ВНИМАНИЕ! Автор данной книги без всяких шуток категорически не рекомендует ее читать убежденным буддистам, мусульманам, ортодоксальным христианам, евреям, марксистам, атеистам, русофобам, членам религиозных группировок любого толка, обладателям научных степеней и просто крупным специалистам в областях естествознания или гуманитарных наук, а также тем, кто уже все про все знает и не хочет знать ничего другого. Данное предупреждение необходимо сделать не только потому, что содержание нижеследующих текстов может показаться им наивным, ошибочным или возмутительным. Оно может показаться им кощунственным, то есть оскорбляющим их чувства или устои. В какой-то мере, читатель, (если ты сейчас читаешь эти строки), в твоей жизни уже и так произошло достаточно знаменательное событие - ты держишь в руках уникальную в своем роде книгу, которую практически никому нельзя читать. Если ты принадлежишь к одной из вышеперечисленных категорий населения, то на этом и остановись. Есть рубежи в жизни, достигнув которых, опасно пытаться развивать успех дальше. Это как раз тот случай.

 
Водопроводчик и Д'Артаньян

Однажды двое друзей делились впечатлениями жизни в доверительной беседе. Один сокрушался: "Ты знаешь, по-моему, у меня есть все основания подозревать, что моя жена изменяет мне с пекарем, - я постоянно нахожу в нашей кровати хлебные крошки". Второй смеялся над его страхами: "Тебе надо срочно лечить нервы. Надо же, - хлебные крошки его напугали! Мне, что же, по-твоему, теперь следует подозревать и свою жену в том, что она встречается с водопроводчиком!?" "А при чем здесь водопроводчик?" - обиделся первый. "Да так: на ум пришло", - пожал плечами второй, - "Я, как ни приду домой, - он вечно в нашей постели валяется".

С водопроводчиком все ясно, но при чем здесь Д'Артаньян? А при том, что как один из друзей считает с непонятной уверенностью, что уж ему его жена изменить никогда не может, (несмотря на очевидные факты), так и мы, похоже, с той же непонятной уверенностью живем в этаком "д'артаньянизированом" мире, который составлен из незыблемых шаблонов наших представлений об этом мире, но не имеющих ничего общего с фактами этого же самого мира. Мы постоянно видим водопроводчика в своей постели, и одновременно не видим его напрочь, ибо мы доподлинно знаем, что это семейное ложе, и третьих лиц в нем быть не должно. Наше ЗНАНИЕ об этом настолько вколочено в наши головы, что такие мелочи, как события реальной жизни, опровергающие это ЗНАНИЕ, нами просто не замечаются. Водопроводчик, слезающий с нашей жены, - это всего лишь водопроводчик, слезающий с нашей жены, и какие у нас могут быть тому особые основания, чтобы обвинять супругу в неверности? Мы ведь твердо знаем, что этого быть не может, так что пусть водопроводчик на себя много не берет, и, само собой естественно предполагается, (убеждены мы), что он слезает с нашего места абсолютно несолоно хлебавши. Разумеется, мы говорим иносказательно, и слишком доверчивому читателю не стоит срываться с места, чтобы дружески, но напористо трясти свою жену за шею: "Где водопроводчик? Почему я его никогда не вижу?"

И все-таки - при чем здесь Д'Артаньян? Сам-то он, в общем-то, ни при чем. Д'Артаньян просто - самый показательный пример. Истории о нем и о трех мушкетерах, пожалуй, лучшее, что нам оставила французская литература. И при всем при этом произошло одно из тех обычных явлений, когда красивая выдумка вытеснила неказистую жизнь. Дело не в деталях сюжета и не в историческом соответствии событий, а в том, что очевиднейшая нелепость в очередной раз стала непоколебимой истиной прямо на наших глазах, и это тот случай, когда мы можем это легко и все вместе проследить, потому что, если кто и не читал Дюма, то обязательно видел его многочисленные не впечатляющие экранизации. Замещение истинного мира выдумкой на этих сюжетах просматривается как нигде хорошо. Поясним.

Что такое мушкетер? Это вид пехотинца, вооруженного мушкетом. Что такое мушкет? Это огнестрельное оружие, напоминающее по внешнему облику ружье, но значительно превосходящее ружье по размеру. Огромное, неподъемное ружье. В ствол мушкета можно без применения особых хитростей вставить два пальца руки. Но на самом деле мушкет не для этих игр, а для того, чтобы из него стрелять. Однако, несмотря на любую страсть к пальбе, никому не удастся выстрелить из мушкета с плеча, - слишком он тяжел, чтобы держать его на весу, и слишком мощная у него отдача, чтобы сохранить после нее любовь к стрельбе для повторного акта. Для установления равноправных отношений между стрелком и мушкетом мушкетеру придается сошка, которая по внешнему виду и размеру точь-в-точь напоминает ухват для горячих горшков русской печи. Разница небольшая: у сошки один конец острый, чтобы втыкать его в землю, а второй конец не для горшков, а для того, чтобы положить на него ствол мушкета и выстрелить. Мушкет - это станковое ружье большого калибра, или небольшая пушка малого калибра. Истина где-то посередине. Прежде, чем из мушкета выстрелить, в его ствол надо засыпать порох и забить его пыжом, чтобы порох не высыпался. Сверху на порох надо вкатить круглую свинцовую пулю диаметром 23 мм и забить ее еще одним пыжом, чтобы, не дай, Бог не выкатилась. После этого надо взгромоздить чудовищный ствол на сошку, выбрать счастливчика, прицелиться в него и … не забыть предварительно поджечь фитиль. Если все будет хорошо, то мушкет в свое время выстрелит, и пуля полетит туда, куда ей одной ведомо. Тот, кто встанет на ее пути, получит отверстие размером с чайное блюдце. Если, конечно, будет огинаться слишком близко от усердных мушкетеров. Мушкет стреляет недалеко.

Теперь представим себе этого пехотинца, на одном плече у которого маленькая пушка, а на другом, - большая рогатина, (сошка). На правой стороне у мушкетера висит огромный подсумок с круглыми свинцовыми шарами, - пулями. На другой стороне увесисто болтается мешок с порохом для зарядов. На поясе - рог для набирания пороха широким концом и для засыпания в ствол узким концом. Справа и сзади находится сумка с пыжами, (по два на каждый выстрел). Так же на поясе подвешивается вода в баклажке, а за спиной запас провианта, ружейное масло, ветошь, ерш для чистки ствола, набор перевязочных лент и накладок на случай получения раны. Почти ничего мы не забыли, и осталось совсем немного: найти место кресалу для разжигания поражающего противника огня. Задача не столь трудная, как может показаться на первый взгляд, поскольку свободных мест на теле воина почти не осталось, и глаза не разбегаются от избытка вариантов. Где найдем незанятое место, там и разместим. Запросто решив эту проблему, нам останется сущая мелочь, - позапихивать в свободные участки мушкетера запас фитиля, нож для нарезки запалов и шомпол для забивания пыжей. А теперь, (внимание!), вопрос: господа, а куда шпагу будем вешать? И, если, все-таки, набросим ее куда-нибудь, то будет ли похож этот мушкетер на изящного дуэлянта и галантного кавалера? Куда он денет мушкет, если надумает подать даме руку? Куда он денет сошку, если вздумает кинуть в кого-либо перчатку в качестве изящного символа вызова на дуэль? Как он будет мгновенно вынимать шпагу, если он даже почесаться и то не может? А вот интересно: не привалит ли его сошкой и мушкетом, когда пули в сумке потянут его, согнувшегося для изысканного поклона, вниз? И, наконец, что он будет делать, например, если к нему подбегут мальчишки и уволокут у него из ножен его шпагу? Где взять свободные руки, чтобы помешать этому безобразию и на кого оставить свое основное оружие, чтобы догнать пацанов налегке? Не лучше ли от греха подальше оставить ненужную игрушку (шпагу) дома?

А теперь, главный вопрос, - можно ли во всех родах войск того времени найти более неподходящего, чем тяжелый пехотинец-мушкетер, для того, чтобы изобразить красиво и со вкусом одетых, моментально меняющих планы и легких на подъем искателей приключений? Дюма было неважно, кто такой мушкетер на самом деле, и, слава Богу. Нам это тоже непринципиально. Нам важно увидеть, как довлеет фантазия над жизнью. В данном случае безобидно. Поразительно другое, - где наша голова и ее громко продекларированные способности к критическим умозаключениям, когда такое несоответствие не бросается нам в глаза? А что если это происходит и в других случаях? Совсем не безобидных? С теми же мушкетерами, к примеру, с которыми тоже не все ладно?

Мы знаем, к примеру, что основным оружием этих храбрецов были не мушкет, (что еще за глупости такие!?), и даже не шпага, (это - на крайний случай), а - честь! Они говорили врагу: "Защищайтесь сударь!", прежде, чем напасть на него. Иногда они говорили: "Мы будем иметь честь атаковать вас, господа!", чтобы противник ни в коем случае никогда не сказал никому, что подвергся нападению внезапно. Уж что-что, а это про французских дворян того времени мы знаем точно! Они были рыцарями! Мы читали у Дюма. Правда, за тридцать лет до этого старшие товарищи Д'Артаньяна, (такие же французские дворяне), врывались ночью в спальни к своим безоружным врагам и резали безо всякого предупреждения не только их, но также женщин, стариков и младенцев в придачу прямо в их постелях, не давая им даже как следует проснуться. Мероприятие называлось "Варфоломеевская ночь". Трупы убитых врагов сбрасывались прямо в реку, которая к утру стала красной от крови. Наверное, сбрасывая труп ребенка с моста, они обязательно говорили: "Сударь, мы имели честь этой ночью напасть на вас! Жаль, что вы крепко спали и не смогли оценить всего благородства последовательности наших действий!" Они ведь были рыцарями все до одного в то буйное время!

Мы с поразительной готовностью съедаем все, что нам подбрасывается! Иногда это происходит самым идиотским с нашей стороны образом. Например, когда мы узнаём, что граф де ла Фер, спасая свою жену на охоте, разрезал ей платье и обнаружил на ее левом плече лилию, (так вычурно клеймили проституток в то время), то ни у кого из нас не возникает желания спросить у графа: "Милейший, а для чего вам вообще нужна была жена, если у вас до сих пор не было ни одного случая, позволяющего выяснить, что у нее на плече есть лилия"? Жена - не соратник по отстрелу дичи. Неужели нас кто-то хочет убедить в том, что француз (!) за все время супружеских отношений с дамой ни разу чудным образом не оказался сзади нее? Даже если это был и очень целомудренный француз (!!), то каким-то образом у него с миледи все равно образовался сын, (прелестный сорванец, которого Атос потом прирезал в водах Ла-Манша)! Неужели это у них было всего один раз, и он ее при этом обнимал только левой рукой, а правую держал неизвестно где?

Если уж говорить о французах и о женщинах, то кто не знает, что именно здесь рыцарство французов проявляется во всей своей красе и силе? Что может быть известнее особого отношения французов к женщине? Никому не дано так относиться к женщине, как французам. Например, однажды эти рыцари за мешок денег (буквально!) продали англичанам одну девятнадцатилетнюю француженку, которая до этого с мечом в руке спасла всех французских мужчин от оккупации тех же самых англичан. Девушку звали Жанна Д'Арк. Англичане ее сожгли. А что с них взять? Англичане - не рыцари. Они жгут женщин, победивших их в бою, после того как истинные рыцари продают им этих женщин за приемлемую цену, надеясь на рыцарство покупателей. Позор англичанам. Брали бы пример, лучше, с французов, которые им так доверяли...

А если кто-либо читал хронику кораблекрушений, тот не мог не заметить интересного и неоднократного факта: команды холодных англичан и сухих немцев спасают женщин и детей, погибая вместе со своими кораблями, а команды пылких французов оставляют женщин и детей на тонущих кораблях, спасая, прежде всего, самих себя. Само собой, они при этом как минимум расшаркивались и посылали воздушные поцелуи с удаляющихся шлюпок, ибо рыцарь - он всегда рыцарь! Тем более, - француз. Что мы знаем лучше, чем это?

Так же хорошо мы знаем, что кардинал Ришелье, - это упырь в красной мантии, который день и ночь был озабочен только тем, чтобы извести Анну Австрийскую и напакостить благородным людям с сошками плечах. То, что этот человек сделал Францию Францией, не дал ей распасться на отдельные феодальные уделы, лишил власти гугенотов, провел административные, финансовые и военные реформы, которые сделали королевство сильной европейской державой, - как это все несерьезно по сравнению с не украшающей его историей о подвесках, которых … никогда не было! И не надо нам морочить голову о том, что Ришелье для Франции, - это то же самое, что Петр I для России! Нас не обманешь! Мы сами не дураки и знаем, что Ришелье, - это тот, который дружил с Рошфором, нехорошим человеком из Менга, врагом Д'Артаньяна.

Может быть, под влиянием этого самопсихоза нам даже приходится читать в серьезной литературе, что Ришелье втянул Францию в 30-летнюю войну, которая началась за 5 лет до того, как он стал кардиналом и за 7 лет до того, как он получил светскую власть, став Главой Королевского Совета. И в самом деле: могла ли Франция иным образом оказаться в этой войне, если в то время в ней жил кардинал, по приказу которого однажды на балу были подло срезаны две подвески у герцога Бэкингема?

Оставим французов в покое и перекинемся к американцам. Эти люди приплыли из Европы в Америку и высадились на территории, где не было зимы, где почва не только самая плодородная в мире, но и находится в климатической зоне гарантированного плодородия. Их там встретили удивительно уютные леса, где не было хищников и болот, но было много отменной древесины и ручьев, рыбу в которых можно было ловить штанами. В степях бегали непуганые индейки, которых можно было убивать, спокойно подходя, палкой по голове. При этом остальные не разбегались! По равнинам бегали неисчислимые горы дармового мяса под названием "бизоньи стада" (50 миллионов голов на момент знакомства колонизаторов с ними!!!). Эти стада были настолько крупны, что за день иногда не удавалось объехать их по периметру на лошади! Одна пуля, - и мяса на целый полк. Кроме того, американцам не приходилось завоевывать ни одного акра территории. Индейцы, не знающие, что такое лошадь, с каменными топорами под мышкой, просто уходили вглубь материка, - земли ведь много, всем хватит! Так они мирно оказались в скалах и пустынях, где их прикончили виски. Вестерны про их боевую резвость, - кинематографические фантазии. Их отстреливали с усилием, чуть большим, чем для бизонов.

Американцы никогда не воевали на своей территории. Они не знали опустошительных набегов, сожженных городов, растерзанных мирных жителей, разрушенных заводов, несобранных урожаев, угнанного скота, разоренных сел, недоедающих военных поколений и их ослабленных детей, восстанавливающих свою жизнь из пепла. Они спокойно жили, строились, работали и богатели. Все земли, которые у них есть, они выкупили! На них за плошку еды в день работали рабы, создавая эту страну на пустом месте, из ничего, непосредственно своей искалеченной жизнью. Американцы поселились в райских климатических условиях и затем в идеальных политических обстоятельствах создали государство на одном из самых богатых полезными ископаемыми мест Земли. Им все помогало: и природа и условия жизни соседних народов, и большой противотанковый ров в виде Атлантического Океана, и возможность создавать, не реформируя старое, а сразу по новым технологиям, производя все по самым последним достижениям техники. За все это американцев называют предприимчивой, умной, деятельной, деловой, мужественной, подвижной, великой нацией. Наверное, - по праву. Мы все, опять же, об этом хорошо знаем.

Теперь понятно, почему русских, которые в жесточайших войнах завоевали себе земли больше, чем любой другой народ, называют безалаберным народом? Ну и, конечно же, за то, что каждый метр нашей земли полит кровью в борьбе со звериными захватчиками, нас называют пассивными и неорганизованными. За то, что Россия не плодит бизонов и индюков, а вымерзает на полгода, и ее земля родит только после тяжелой вспашки за короткое лето, за которое если не успеешь, - зимой помрешь с голода, за все это русских называют ленивыми. А как их еще называть, если они через болота и непроходимые чащи, через разочаровывающие летние засухи и убивающие зимние стужи, через голые степи и неприветливые горы, через кордоны воинственных местных племен и народов, все шли и шли, все обустраивались и обустраивались, строили города, опять шли дальше и создавали великую страну, единственную в истории стран, которая никогда не знала рабского труда на своей территории!!! Конечно же, они лентяи, если все сделали своими руками, а не руками рабов!

Поэтому и заслужили русские звания непредприимчивых, потому что вот таким образом дошли до Урала, перелезли через него и освоили Сибирь, потеснили китайцев и японцев на Дальнем Востоке, перепрыгнули в Америку, заселили Аляску и часть Калифорнии. Куда им до предприимчивых американцев! Поэтому и продали калифорнийские форты, да и всю Аляску в придачу, предприимчивым людям, которые с другой стороны, курортом, не через Сибирь, как раз подошли и попросили. А почему не продать, если хорошие люди просят? Душа ведь широкая.

И еще справедливо Россию называют тюрьмой народов, потому что если бы не Россия, то персы и турки вырезали бы грузин, те же турки и азербайджанцы, - армян, а на территории Азербайджана турки и иранцы передрались бы за то, кому этот регион, все-таки, принадлежит. Поляки поставили бы украинцев на колени с одной стороны, а крымские татары и турки лакомились бы малороссийскими красавицами с другой стороны. Конечно, же, это тюрьма, если грузины, армяне и украинцы в нее сами попросились. Держиморда Россия не дала кавказским народам перестрелять друг друга, ибо на Кавказе один закон - количество родственников и боезапас. Россия не один век уже выступает здесь третьей силой, которая не дает вступить в действие этому отстреливающему все закону. Россия по имперски не дала румынам орумынить молдаван, таджики спрятались за русским штыком от афганцев, а киргизы едва ноги унесли из Китая, где их полностью ограбили, и только мудрость вождей помогла спасти остатки нации под защитой России. Татары, (которые, по сути, давно уже один народ с русскими), тоже знают, что, например, башкиры, имея дело с ними, имели бы дело с Россией, и наоборот.

Ужасная тюрьма народов так угнетала эти вольнолюбивые народы, что самым страшным и беспощадным образом сохранила им всего лишь только их язык, только их культуру, только их религию, только их архитектуру, только их народные обычаи, только их музыку, только их великих людей, только их искусство, и, всего лишь, их жизнь, преступно встав на границе и бандитски охраняя эти народы от их исконных врагов. Россия достойна ненависти еще и потому, что взяла на себя все их долги и тогда и сейчас при распаде Союза. Россия, этот ужасный тиран, самым варварским способом сделал так, что ни один народ, населявший его земли, не исчез! Россия в своей нечеловеческой жестокости даже не поступилась тем, что дала народам, населявшим ее, письменность, из кочевых сделала оседлыми, диких горцев превратила в лощеных европейцев, а особо отличившимся даже оставила свои стартовые космические объекты и порты на Черном Море.

Но, - не будем трогать больного. Дело, ведь, опять не в этом. А в том, что мы сами знаем о себе очень хорошо, что мы ленивы, глупы, неделовиты и т.д., и сами себе ни разу не задали вопроса: а как мог этот никчемный, пьющий народ, две тысячи лет побеждать все другие великие народы и создать самое мощное государство в мире, (поскольку его мощь уже доказана теми, кто него сломал зубы, а мощь США еще надо бы доказать)?

И таких дутых истин мы наплодили море-океаны. Так, - куда ни кинь. Везде реальный водопроводчик, которого мы не видим, и мифологический Д'Артаньян, которого нет, но он постоянно у нас перед глазами, заслоняя собой мир. Так и в большом и в малом. Немного пройдемся по этим "постулатам".

Не даешь чаевых официанту, - жмот. А сам официант часто дает на чай водителю троллейбуса, дворнику, продавцу в хлебном магазине, почтальону? Почему тогда официант не жмот?

Если отказался выпить с кем-нибудь в подъезде или между гаражами, - не уважаешь. Это тебе любой скажет. Даже и не спорь. Будешь спорить, - еще и "интеллигент". Интеллигентом стыдно быть, не правда ли? Как-то это мужчину не красит. Мы это знаем.

Некурящая девушка, - несовременна. Какая связь между современностью и табачной зависимостью? В таком случае, алкоголичка, - гостья из будущего? А непьющая, - дикарка?

Сексу следует отдаваться после 20 лет. Когда созреешь. Почему не в 16-17 лет, когда этого хочется больше, чем в любой другой период жизни и "можется" неисчерпаемо, не то, что в стариковские двадцать или в молодцеватые пятьдесят?

Жениться надо по любви. А зачем закладывать в основу этой долгосрочной сделки чувство, которое на время, а не совместимость вкусов и характеров, которая навсегда? Любовь, - дело двоих, иногда троих, (кто как устроится); а жизнь, - дело всех, и, главным образом, детей. Что им до вашей любви когда-то, если сейчас мама называет папу "козлом", а козел человеческим голосом называет маму "кошелкой"? Вряд ли в папе и маме при этом говорит память о том великом чувстве, предательски толкнувшем их в свое время под венец.

Женщина первой подает руку мужчине, но мужчина знакомится первым. Это кто так придумал? И почему мы должны ему верить?

Вилку надо держать в левой руке, а нож, - в правой. Это с какой такой стати? Кто пробовал, пусть подтвердит - страшно неудобно!

Чем старше человек, тем он умнее. Оглянемся вокруг и увидим, что те, кого мы знаем не менее сорока лет, только поглупели. Никто ума не прибавил, если нас спросить об этом. А если их об этом же спросить относительно нас? Тогда - кто стал умнее с возрастом? Ну, конечно же, не мы, мы еще маловато прожили. Умнее стали те глубокие старики, которым следует давать Хрустальную Сову в те их триумфальные пики способностей, когда они за минуту могут вспомнить свое имя, свою фамилию и правильно назовут город, в котором живут. Именно поэтому все молодые должны обязательно слушаться стариков. Мы и нашим детям это говорим, и наши дети будут это говорить своим, потому, что любой знает, - чем старше старик, тем он мудрее. Главное, чтобы он тебя узнавал и попадал своими репликами в ту тему, которую ты с ним обсуждаешь. А остальное - дело техники, обязательно что-то очень разумное унесешь с собой после этой беседы. А если сомневаешься в этом - просто мало пожил и еще ума маловато, чтобы понять всю стариковскую мудрость.

Гостеприимный хозяин это тот, кто гостя напоит так, что у того водка из ушей польется. Предполагается, что когда отваливший на автопилоте от стола гость будет яростно блевать на своей лестничной площадке, разрывая сосуды на вылезающих из черепа глазах, то он будет прерываться только одной благодарной мыслью: "Какие замечательно гостеприимные хозяева выпали мне в этот вечер!".

Мастер взятки берет и ворует, прораб взятки берет и ворует, начальник прораба взятки берет и ворует, начальник начальника взятки берет и ворует, начальник начальников берет и ворует, большой начальник над ними берет и ворует, но если кто-нибудь из них стал депутатом, то он уже не берет и не ворует, потому, что он от нашей партии! Люди от нашей партии не воруют! Так говорят все партии. Тогда откуда эти беспартийные инопланетяне, которые разворовывают самую богатую страну в мире? Инопланетян нет, и беспартийных тоже нет. Все, кто воруют беспартийные, но возможность воровать по своему положению могут получить только те, кого на это положение поставят партии. Но мы то знаем, что от нашей партии никто не ворует. Это все "ненаши" партии, которые нас тоже называют "ненашими", и члены которых тоже никогда не воруют! Когда никто не ворует, это значит, - все воруют? Или наоборот?

Беспартийные министры и сам премьер-министр у нас тоже не воруют, потому, что они все прошли, условно говоря, пусть от мастера до "начальника начальников", и знают на своем опыте, как воровство тяжело ранит душу. Мы верим своему правительству, мы знаем, что там особенные люди, не такие, как все остальные. Все остальные думают о себе и о своих детях, а они думают о нас и о наших детях. Зачем же им у нас тогда воровать? Нет, они положительно не заинтересованы ни в каком воровстве! Мы кому угодно докажем это если не фактами, то политическими пристрастиями и голосами на выборах. Интересно, почему мы напрямую никогда не задумываемся о том, что, голосуя, выбираем человека, который будет воровать не только потому, что место ему достанется располагающее к этому, но и потому, что наши голоса дадут ему статус неприкосновенности перед законом? А потому не задумываемся, что все вокруг знают, депутаты - самые честные люди. Не верите, - спросите даже у них самих! И последний вопрос в этой связи: если не монарху, которому не резон тянуть у самого себя, то кому следует управлять нами, как не специалисту по борьбе с преступностью и воровством?

И далеко не последний вопрос в этой же связи - для чего избирается Государственная Дума? Правильно, - для выработки законов. А чья это работа - вырабатывать законы? Правильно, - юристов. А тогда что делают в Думе рабочие, землепашцы, певцы, журналисты, телеведущие, директора предприятий и председатели колхозов? Если бы юристы захотели петь Онегина в Большом или вытачивать на станке самые ответственные детали для космических аппаратов - их бы туда взяли голосованием? А почему в Думу берут через голосование тех, кто ни бельмеса не смыслит в составлении законов? Но это не важно - мы ведь знаем, что в думе обязательно должны быть представлены все слои населения! Для того, чтобы создаваемые этими слоями законы никогда не работали?

А для чего избираются остальные маленькие думы? Краевые, областные, республиканские, городские и прочие? Зачем тратятся такие огромные средства в стране, где пенсионеры позорно недоедают на все эти "демократические институты", если в регионах все решает единоначально первое лицо (губернатор или так называемый президент)? Для чего избираются мэры городов, если заранее известно, что мэру придется быть просто транслятором губернатора или совсем не быть? Не дешевле ли их назначать, а средства, сэкономленные на возможности не затрачиваться на выборы, отдать неимущим?

Но политика - это как цирк, который живет на наши деньги какой-то своей обособленной жизнью, показывая нам эпизодически гастроли то тех, то этих всенародных артистов и при этом, ко всеобщему изумлению и мы и они понимаем, что цирк всерьез никем не воспринимается, но… как же без цирка? На самом же деле любая настоящая политика - тайная или когда народ берется за топоры. А политизировать - это лишний раз показать, что где-то люди занимаются делом, а все мы - цирком. Уйдем от политики. Например, в область искусства.

Что у нас тут? А хотя бы то, что Лев Толстой - великий писатель. Кто читал "Войну и Мир", - поднимите руку. Тогда поднимите руку хотя бы те, кто хотя бы что-то читал из Л. Толстого. Тот, кто поднял руку, пусть сядет вот на этот стул возле окна, а остальные пусть расскажут, что они думают о Толстом, как о великом писателе. Мы уверены, что они не будут говорить длинно, но у них обязательно есть, что сказать о том, что знают все, пусть даже это будет и меньше по объему сказанного относительно того, что мог бы рассказать этот задавака, который читал "Муму" и радуется на своем стуле у окна.

Если художник пишет подпись под картиной: "Сие есть волк, а не корова", для того чтобы пояснить зрителю, что, собственно, он пытался изобразить на самом деле, то кто из нас будет давать голову на отсечение, что этот художник гениален? Тогда почему называется великим тот писатель, который в конце каждого своего произведения пытается "своими словами" сказать, что он, собственно, имел в виду? Если мертвы его герои, которые не передают вложенных в них идей, то должна быть мертва и земная слава такого писателя. Может быть, не издавать "Крейцерову сонату" вообще, а сразу издать сборник наставительных раздумий ее автора о семье и браке, который с суровой назидательностью помещен им в конце своей книги?

Кстати, о художниках. Василий Кандинский был великим художником, потому, что нарисовал "Черный квадрат". Скажите, а можно становится в очередь за этим званием тем, кто нарисовал черный круг, черный овал, черный треугольник, прямоугольник, звезду? И если можно, то не резонно было бы в Коллегию Учредителей этого звания назначить преподавателей геометрии из районных школ? А если нельзя занимать очередь, то тогда объясните нам, почему Кандинский великий художник, а другой соискатель земной славы, который очень тщательно нарисовал и закрасил черным пятиугольник, - шарлатан? Что принципиально разного в их гениальности?

Пусть читатели, которые по роду деятельности постоянно сталкиваются с профессиональными художниками и рисовальщиками, честно скажут - много ли они среди этих людей видели таких, которые не умеют рисовать? Вот в этом-то их основная беда и есть, этих профессионалов! Они умеют рисовать ("писать" как это у них почему-то называется)! А если бы они, скажем, рисовали (писали) плохо, как Пабло Пикассо, или едва-едва, как Марк Шагал, то и они бы прозывались "великими"! А самое интересное то, что по картинам Шагала и Пикассо видно, что у людей руки не из того места для творчества растут, уличные художники и те более прилично владеют мастерством, а кто-то настойчиво говорит нам - "они великие!", и мы не спорим! Вот вопрос вопросов - отыскать бы этого "кто-то" и просто посмотреть на него - в чем одет, как говорит, как ходит…

Впрочем, есть область, где это сделать не так уж сложно. Это - Нобелевские премии. Мы ведь все знаем, что Нобелевский Лауреат - это великий ученый, умнее другого ученого, не такого великого, или совсем не великого, раз он не "нобелевский". Здесь и спорить никто не будет. Это для всех уже объективно, то есть, независимо от личного мнения. Как преимущество в росте, весе, как цвет глаз, густота волос и т.д. Нобелевский Лауреат!!! А что такое "нобелевский лауреат" на самом деле? А это, всего лишь, - человек, который, по мнению некоторого количества членов Нобелевского комитета , то есть, по мнению нескольких взрослых мужчин (а может быть даже и женщин среди них!!!) по итогам зачетного периода выглядит умнее других таких же человеков! Ну, вот они вот так считают! Что ты с ними поделаешь? С ними, действительно, ничего не поделаешь, они там собираются и втихаря решают, кому, сколько и за что дать, и эта дележка затем становится ЗВАНИЕМ!

С помпезным Оскаром ежегодно происходит то же самое. Вообще-то правильнее было бы, когда вскрываются все эти конвертики, зачитывать там следующий текст - "мы, нижеподписавшиеся, сошлись на том, что лучшим режиссером в этом году был такой-то такой-то, снявший фильм… и т.д." А остальные, которые в зале, вольны при этом аплодировать или не аплодировать. Но об этом как-то не вспоминается, и опять частное мнение некоторой группы людей становится (обратите внимание!) историческим фактом, ведь теперь и через пятьдесят лет скажут, что в 1999 году лучшим фильмом был именно этот, который вчера достали из конверта!

Раз уж подобрались к истории, то здесь вообще тома можно писать обо всех несуразицах, которые изучаются в школах и вузах как постулаты этой науки. Здесь - неисчерпаемо! Коснемся лишь некоторого.

Есть народы-воины, военному умению и храбрости которых должны завидовать все остальные народы. Мальчики в этих народах с детства всегда воспитывались, как воины. Военное искусство и личная отвага всегда считались у этих народов главным достоинством мужчины. Некоторое время назад люди земле как-то резко стали жить по принципу "все против всех". Вот так вдруг случилось в истории. Вмиг распались союзы племен, народы стали передвигаться на новые места для завоевания жизненного пространства, и мира нигде не было. Все убивали иноплеменников. Такой был единственный способ выжить. Мира не просто "не было", его даже и не могло было быть - все приличные земли были заселены, и забрать их под себя можно было, только уничтожив местных. Европа сошла с ума, и все было просто и без сомнений, как у любого сумасшедшего: встретил чужого, - убей его, или он убьет тебя. Кто больше убивал и меньше был убитым, тот получал больше земли и больше возможности увеличиваться в численности. Каждое племя со всех сторон ждало убийц, и само было убийцей для каждого. Понятно было всем: чем больше территории, тем больше будет племя и тем больше гарантий, что племя выживет. Кто лучше воюет, у того будет больше земли. У кого лучше воины, тот получит больше шансов. Ну и как тогда получилось, что народы, культом которых всегда была война и грабеж, были оттеснены народами, которые больше любили крестьянствовать и ремесленничать, на узкую полоску бесплодного Скандинавского полуострова, загнаны в пустыни Северной Африки и в безжизненные степи Азии, зажаты в ущельях Шотландии, Кавказа, Пиренеев и т.д.? Кто, все-таки, народы-воины? Те, кто любят воевать, или те, которые в войне побеждают, проклиная саму войну?

Вот разговоры про монголо-татарское иго - это действительно шедевр! Например, арабы в Испании стояли (повторим - стояли!) аж ВОСЕМЬСОТ ЛЕТ! В результате испанцы темноваты, а в испанской архитектуре, музыке, топографии - везде выпирает арабское. Но никто никогда не говорит об "арабском восьмивековом иге"! А вот на Россию сто пятьдесят лет с небольшим (!) наскакивали какие-то восточные разбойники, сжигали города и села, забирали дань и уходили опять куда-то в свои степи, при этом Россия увеличила свою территорию, понастроила городов и крепостей, била немецких рыцарей, а татарским ханам за верную службу русскому царю (во времена так называемого "ига"!) раздавала населенные пункты (например, город Касимов, пожалованный в свое время татарскому хану Касиму за какие-то заслуги перед русским двором). При этом в российской культуре нет ничего татарского или монгольского, а по внешнему облику русские - чистые европейцы! Здесь далее - самое смешное! Соберите хоть сто русских - среди них нет ни скуластых, ни раскосых глазами, если они не смешивались с волжскими народами (марийцами, чувашами и пр.). Вообще монгольская или тюркская кровь всегда побеждает европейскую, и передает по закону Менделя наследственные признаки из поколения в поколение, не истребляясь. А теперь спросим тех же сто русских - а знаете ли вы что монголы и татары влили в вашу кровь чуть ли не треть своей крови, балуясь с вашими прапрапрапрабабками? И все сто ответят - конечно же, знаем! А если спросить их затем - а где же эти монголоидные и тюркские признаки, которые не исчезают в поколениях? А нигде! Но при чем здесь Мендель, наследственность, и европейский вид русских, когда было "иго"! Попробуйте задать хотя бы только вышеперечисленные вопросы про "иго" историкам, как они сразу сочтут вас просто недоучкой и не станут даже всерьез оппонировать. Иго - это историческая аксиома.

В истории, впрочем, все спорно и недоказуемо, но при этом не становится менее курьезным. Чтобы не давать повода для споров, историю оставим, упомянем лишь один забавный эпизод настоящего: жили-были когда-то киевские князья, "киевскими" они назывались, потому что работали князьями в этом городе, а сами они все сплошь были выходцами из северных русских земель. Государство, которым они правили, они называли Киевской Русью, землю свою они называли "русская земля", народ свой русичами, или росами. Когда они избрали Веру Христову, то это называлось Крещение Руси, при этом основной закон (конституция), по которому они правили на этой земле, назывался "Русская Правда", а сами себя они называли русскими князьями. И что в этом забавного? В этом ничего забавного не было, там все было красиво и дельно. Потешно же то, что сегодня на Украине этих князей поправили, указали им на недостатки национальной политики, и сделали выговор за неправильное применение некоторых слов - они должны были говорить "Киевская Украина", "О, украинская земля, уже за шеломянем еси!", "Крещение Украины", "Украинская Правда" и пр. Впрочем, строго пожурив князей, украинцы их тут же простили и даже учредили государственные ордена с их именами. Украинские ордена! Так весело еще никто не шутил!

Но, повторимся, историю оставим. Там одни набычившиеся идеологи - настоящих ученых в ней давно уже нет. Лучше вернемся опять к нашей повседневке, тут еще прозрачнее видно, как мы выворачиваем наизнанку то, что лежит прямо перед нами.

Давайте посмотрим, что мы говорим. Ой, мы такое говорим! Например, мы говорим - "голова кружится", и нам верят! Хотя всем видно, что голова у нас на месте, и нисколечко не кружится. Интересная особенность языка - искажать реальность, не правда ли? Единственные дни на неделе, когда можно вообще никуда из дома не выходить (что мы обычно и делаем) мы вполне последовательно называем "выходными". Самый бурный из океанов у нас - Тихий. Место, где вообще никогда шторм не прекращается, называется Мысом Доброй Надежды, а какой-то отрог в устье Нила, где так крутит, что все летит вверх тормашками, со времен древних греков называется проливом Наслаждения. Портвейн - "вино из города Порту" никакого отношения к городу Порту не имеет, "грузинский чай", оказывается никогда не рос в Грузии, а Земля у нас "круглая". Как тарелка? Ах, не круглая, она - шар! Оказывается и не шар - овал! Почему мы не говорим "Земля овальная"? Зато мы знаем, что Земля, как и другие планеты, вращается вокруг Солнца. И как интересен этот шок в глазах почти любого образованного человека, когда он услышит, что Земля и все планеты вращаются не вокруг Солнца, а вокруг некоего центра масс Солнечной системы, который просто располагается неподалеку от Солнца, так что получается все оно как бы и вокруг Солнца, а на самом деле не вокруг Солнца!

Да Бог с ним, с космосом. Вот - колесо вращается. Чего тут непонятного? А давайте возьмем точку на ободе колеса и точку на ступице колеса (то есть, одну в центре колеса, одну - на краю колеса). Соединим их линией. Провернем колесо на один оборот. Обе точки одновременно сделают круг. Но пройдут при этом разные расстояния (одна по большому кругу, другая, что на ступице - по малому). Разные расстояния, а время одно! Вывод? Любой ученик четвертого класса скажет - раз две точки за одно и то же время прошли разное расстояние, следовательно, у них разные скорости. Итак - скорость колеса одна, а скорость двух точек на этом же колесе - разная? Как такое осознать без травмы головы? Вот вам привычный и понятный мир! В свое время Софья Ковалевская что-то такое умное сказала всем мужчинам про колесо и про вращение твердого тела на математическом языке, что ей первой из женщин в мире разрешили учить студентов в университете. Дело было в Швеции. Так у их там и началось все, с Софьи Ковалевской. Попустили женщинам, теперь сами видим, чем у них там закончилось. А вы говорите: колесо - это просто. А оно вон что получается… Нет все не так просто в физическом мире, и не только с колесом. Но мы об этом поговорим дальше. А пока вернемся к простому быту.

Мать всегда хочет, чтобы у дочери в доме был мир и достаток, понимая ее по-женски. Пусть плохонький муж, но пусть он будет. Мать и дочь, - две женщины. У матери у самой есть муж, и она всегда поймет дочь, которая вступится за своего мужа. Сначала муж и дети, а потом все остальное, - это истина, которая их сближает до смерти. Дети определенных отдельно взятых супругов всегда приоритетны, как внуки, для родителей жены. Родителям мужа, - что останется. Выходя замуж, дочь всегда увеличивает семью матери и они, - соратники. Если мать не поладит с зятем, то дочь отдалится от нее ради мужа, отца своих детей, и мать останется в одиночестве. А если зятя не станет, то дочь и ее дети всегда останутся с матерью, но она в этом случае разделит всю тяжесть одиночества дочери. Теща будет делать так, как нужно дочери, предполагая, что дочь будет делать так, как лучше детям и мужу.

Та же мать всегда считает, что ее сын мог бы найти жену получше, и это сделать никогда не поздно, потому что сын для матери всегда женится слишком рано. Мать и невестка соперники, потому что невестка уводит сына в другую семью, и его дети будут ближе другой бабушке. Сын никогда из-за жены не поссорится с мамочкой. Мама будет с ним всегда, а жена и дети, - еще неизвестно, и поэтому никогда не стоит отказываться от вложений туда, где гарантированы стабильные проценты. Оборотимся вокруг: тещи пашут на благо семьи своих дочерей, а свекрухи третируют невесток в 98 случаях из 100. Если спросить каждого мужчину по отдельности, то они довольны своей тещей. А если задать толпе мужчин вопрос: "Кто мешает счастью молодой семьи?", ответ последует хором: "Теща!". Почему?

Каратисты побьют любого. С ними могут справиться только их родственники из кунг-фу, тхэк-ван-до или айки-до. На октагонах, (боях без правил), всю эту семейку всегда бьют и побеждают борцы. Побеждают только борцы! Но кому интересны эти факты, если каратэ и прочее - это "боевые искусства", а борьба - "спорт"? Здесь ведь неважно кто кого побеждает на самом деле, важно знать то, что знают все…

Сплошная кутерьма мифов и сказок, ставших былью в нашем воображении. Есть случаи просто невозможные. В одном анекдоте художник принес на конкурс картин о Мадонне свое произведение, где изображался канонический сюжет - мальчик сосет женскую грудь. Она так и называлась, эта картина: "Материнство". Но бездарное жюри шедевр зарезало: "Мальчик слишком взрослый". Номер не прошел. Зато прошел номер у Микеланджело Буонарроти, который из 5-метрового куска мрамора высек обнаженного юношу, и, почему-то, назвал его "Давид". И ему все поверили, несмотря на то, что к этому нет никаких оснований!

Начнем с того, что в Библии, где подробно описывается бой Давида с Голиафом, нигде не сказано, что отважный юноша был голенький. Так уже давно не ходили к тем временам. Так не ходили даже за тысячу лет до этого и даже тогда, когда жили в пещерах. Более того, - в Библии сказано, что у Давида через плечо висела сумка с камнями для пращи, а в руке у него был посох. Голиаф даже иронизировал: "Ты что это на меня с палкой, как на собаку, идешь?" Видим ли мы все это на вооружении у микеланджеловского взрослого мальчика? Отнюдь. Без всякой одежды, без палки и без сумки молодой мужчина спокойно и отрешенно стоит и явно позирует. В его анатомически совершенном теле нет ничего, что напоминало бы о том, что через несколько секунд начнется смертельная схватка. Он как бы вышел из дома, позабыв одеться, и застыл в недоумении, понимая, что он что-то упустил, но не может сообразить, что именно, потому, что ему не дают сосредоточиться непривычно мерзнущие ноги. Посмотрите на его нахмуренный лоб, пустой взгляд и сосредоточенное непонятной тревогой лицо: они говорят только об этом. В Книге Царств же пишется, что перед битвой Давид и Голиаф бурно обменивались оскорблениями и азартными обещаниями, смысл которых с обеих сторон вкратце сводился к одному: "Ты - покойник!". Разве располагает весь облик мраморного юноши к тому, чтобы предположить, что он в данный момент предполагает убить кого-то раньше, чем это сделают с ним? Разве есть что-то в этом облике, что неопровержимо говорит, - это Давид? И разве есть в этом облике что-то, что не говорило бы, - это кто угодно, но только не Давид?

Кроме того, напомним, что Давид, - еврейский юноша и будущий еврейский царь. А евреи, как сказано в Библии, за сотни лет до этого ввели в обязательный обычай обрезание крайней плоти у мальчиков на девятый день после их рождения. Они с этим так носились, что если какое-нибудь племя хотело с ними дружить, то они гордо отвечали: "Сначала пусть все ваши мужчины сделают обрезание". Когда все взыскующие еврейской дружбы мужчины обрезывались и лежали на спине, не в состоянии нормально двигаться, то приходили их друзья евреи и закалывали их мечами. Все это также подробно описывает Библия. Давид не мог быть не обрезанным. Он и сам, когда просился у Саула на бой с Голиафом, обещал уничтожить этого "необрезанного", (1 Царств 17:36). Несмотря на то, что скульптурная версия этого персонажа анатомически совершенна не во всех местах, на одной ее маленькой детальке все же можно разглядеть еще одну маленькую деталь, - нетронутую ножом обрезывальщика крайнюю плоть. Хоть мальчик и слишком взрослый для 8 дней от рождения, ни один представитель духовенства, которое в то время было всесильно, не сказал Микеланджело Буанаротти: "Ты что принес, изверг? Или неси обратно, или меняй название!". И мы до сих пор, глядя на просто раздетого с разных сторон юношу, со знанием дела говорим: "Давид!". Да и в самом деле, не мог же Микеланджело сказать, что он три года высекал из белого мрамора просто симпатичного во всех местах юношу! Кто бы его понял? Давид, - это другое дело! Он научится одеваться и станет царем!

Если уж говорить о царях, то нельзя не вспомнить еще одну историю. Однажды некий принц полюбил девушку из простой семьи и женился на ней. Когда принц женится на простой девушке, то он остается принцем и принадлежит не ей и не себе, а королевской семье. У принцев это от рождения и до смерти. Когда же простая девушка выходит замуж за принца, то она перестает быть простой девушкой, и становится принцессой. При этом она принадлежит не мужу и не себе, а той же королевской семье. Навсегда. Не от рожденья, но пожизненно, что бы ни произошло в дальнейшем между нею и ее мужем. К сожалению наши принц и принцесса разошлись, а принцесса на глазах у всех подданных королевства стала крутить любовь с мужчиной, как самая обыкновенная обывательница, а не как член королевской семьи. Как-то вечером она ехала со своим любовником из ресторана на "Мерседесе" и погибла по вине пьяного водителя, разбившись о тринадцатую по счету колонну подземного тоннеля. Мы не осуждаем принцессу, потому, что она была по совместительству вообще, а в тот момент и по основному роду своих занятий, просто женщиной, и могла, полюбив, наплевать на долг и приличия. Каждая женщина хочет любить иногда больше, чем быть принцессой. Но как понять англичан, которые делают принцессу Диану героиней? Они тем самым выражают восторг оттого, что некто позорил королеву и ее сына? Или они считают свою королевскую семью проходным двором, пройдя через который, парикмахерша получает шансы резвиться на яхтах с нефтяными магнатами? И, в любом из этих вариантов: зачем англичанам тогда вообще королевская семья? Неужели для того, чтобы делать своими личными героями тех ее членов, которые оступятся и забудут то, к чему обязывает это высокое членство, достававшееся единицам в столетиях? Ну, конечно же, - нет и еще раз нет! Разбуди любого из нас ночью, и мы в полусне скажем, что англичане весьма горды своей конституционной монархией и не отделяют своей чести и славы от чести и славы королевы! Для англичанина королевская семья, - святое! Настолько святое, что когда погибает несчастная женщина, которая по своей слабости вообще не поняла куда она попала и изменяла их будущему королю (?) еще в замужестве, а потом так и не нашла внутри себя ничего, что могло бы избавить от сплетен ту семью, все члены которой вписываются в историю человечества автоматически, вся Англия поет ей гимн скорби, сочиненный самым известным гомосексуалистом нашего времени. Дело, повторяем, не в Диане, а в том, что никто не сомневается в том, что всем народам надо по субботам брать у англичан уроки почитания к символам своего государства.

Раз уж мы затронули слабость женщин, то, как не поговорить о слабости мужчин? Считается, что если женщина готова мужчине позволить, то он обязан этим воспользоваться. Иначе, - он слабый самец. А если он не хочет эту женщину? Или, если он не хочет этого в данный момент? Импотент тогда импотент, когда он хочет до зубовного скрежета, а не может. А если у него на уме совсем другие заботы или просто данная партнерша не вдохновляет, несмотря на то, что поманила или просто стала доступна, то, кто он, если не импотент? Почему, если женщина не хочет, то надо выждать подходящего момента, а если не хочет мужчина, то его надо срочно отправлять к врачу за таблетками? Сами мужчины не задавали себе этого вопроса? Естественно, же, - нет, потому, что, само собой разумеется, что мужчина по первому зову должен быть на месте тушения пожара.

Если мы забрались в дебри сексуальных проблем, то просто рвется наружу еще одно недоумение. Любовница (содержанка), - звучит интригующе. Проститутка, - неприлично! Почему? Потому, что содержанка (любовница) находится на содержании одного мужчины, а проститутка на содержании многих? Тогда, - еще боле непонятно! Ведь проститутка дарит счастье неисчислимому, (в зависимости от работоспособности), количеству мужчин, а любовница (содержанка) не подарила счастья еще ни одному мужчине, потому, что обязательно или разорит его, или навалит на него все свои житейские проблемы. Проститутка обходится в десять раз дешевле, а толку от нее в десять раз больше. Последствия ее услуг, при достаточной предосторожности, всегда нейтральны, - встретились и разошлись. Все старались и все довольны. Получили каждый свое и забыли друг о друге. Последствия связи с содержанкой (любовницей) обязательно сказываются или на состоянии семьи, или на психическом здоровье детей, или на репутации, или на карьере, а главное, - обязательно на собственном душевном покое. Проститутка никогда не полезет в чужую семью и не потребует большего, чем полагается жене или детям клиента. Любовница (содержанка) никогда не смирится с тем, если ей достается что-то меньше, чем жене или чужим детям, и, даже если ей досталось то же самое, но уже после жены. Одна, (содержанка-любовница), появившись в жизни, все разрушает и все забирает, не давая ничего того, чего не может дать другая, (проститутка). А эта другая финансируется по остаточному от семьи принципу за более профессиональный перечень тех же услуг, но дает при этом душевный покой, лад в семье и свободу от жестких обязательств на стороне в ущерб своим детям. Какое слово должно быть ругательным: любовница или проститутка? Как и каким образом, мы все стали считать, что наоборот?

И вообще, - все, что происходит между мужчиной и женщиной в физическом плане, - это хорошо или плохо? Если это хорошо, то почему мы делаем это, тщательно укрывшись от чужих глаз, как нечто очень постыдное? А если это плохо, то почему мы называем это супружеской обязанностью? Мы, что, - тем самым вменяем в обязанность грех? А если это обязанность, то есть, непременная работа, то почему мы так не любим, когда ее за нас пытается выполнить кто-нибудь другой? Мы считаем, что он все сделает неправильно и только дело испортит? Или, - почему? Если это не обязанность, а наслаждение, то почему мы устроены так, что мужчина получает его всегда и в самые короткие сроки, а женщина может получить далеко не всегда даже при самых рекордно длительных сроках? Это, что, - средство получения наслаждения только для мужчин? Тогда почему женщина переживает (если получает), оргазм, который по последним исследованиям в 8-9 раз сильнее мужского? Сексологи вообще говорят о том, что это совершенно два разных явления, которым даже нельзя давать одно название: если женские переживания назвать "оргазмом", то, следуя их логике, мы должны мужские ощущения назвать "омом", где корень слова "о", а остальное суффикс и окончание! Если это не наслаждение, а игра, то почему проигравший не выбывает и не сменяется очередником, а победитель не получает права первым начать второй тур? И, вообще, что это за игра, когда тот, кто способен играть часами, может получить приз только в том случае, если для этого хоть что-то сделает тот, кто может выиграть уже через минуту? Если это не игра, а необходимый для здоровья физиологический акт, то зачем, в таком случае, придумана эрекция, которая делает необходимое возможным или невозможным, в зависимости от своего присутствия? Если это средство продолжения рода, то зачем тогда овуляция и те многочисленные дни после нее, во время которых ребенок не может быть зачат? И, главное, - если это средство продолжения рода, то куда мужчина в конце так оголтело торопится, если ребенок будет только через девять месяцев? Вопросы, вопросы, вопросы, каждый из которых превращает в ничто те ответы, которые мы знали до того, пока не задали вопросы к ним. Кто и когда убедил нас в том, что это, - ответы?

А убедить нас можно в чем угодно с первого предъявления. Например, все мы знаем, что когда Деникин шел на Москву, то "социалистическое отечество" было в опасности. И дело даже не в том, что раньше авторами этого лозунга утверждалось, что "у пролетариата нет отечества", а теперь какое-то отечество, все-таки, смотри ты - и появилось! Дело в том, что у Антона Ивановича под ружьем было 150 тысяч бойцов, из которых только 40 тысяч представляли кадровых военных Добровольной Армии. Все дело в том, что Рабоче-Крестьянская Красная Армия с неимоверным усилием отбросила его от столицы, имея в своем распоряжении всего лишь три с половиной миллиона отменно вооруженных солдат и арсеналы царской России! Любой доцент любой кафедры истории, и мы вслед за ними, готовы повторять, что это очень опасно, когда на 24 твоих солдата приходится целых один солдат противника. Любое, даже не социалистическое отечество, всегда будет в опасности, если им руководят люди с такой военной арифметикой.

На эту же тему: Россия в очередной раз побила немцев в 1941-1945 годах. Подвиг народа неоспорим. Война еще раз доказала, что наш многонациональный народ непобедим не только потому, что является единым народом и умеет спокойно, но сердито драться, но и потому, что может побеждать вопреки бездарности своего военного руководства. Почему мы называем "великими полководцами" тех, кто за несколько дней войны сподобился потерять несколько миллионов убитыми, пропавшими без вести и плененными? Говорят, что, мол, не готовились к войне, не ожидали. Хотя Виктор Суворов убедительно доказал, что к войне готовились и были вооружены лучше. Но и в том и в другом случаях, - великие дураки, но не великие стратеги, если ждали но в летаргическом сне, или же не ждали того, о чем знал любой крестьянин приграничной полосы. Ладно, оставим начальный период войны, когда немцы зловеще наступали, а мы стойко оборонялись, как могли. Посмотрим в 1942 год. После зимней стабилизации фронтов маршалы уже не могли не знать, что война, все-таки, началась, (об этом даже по радио говорили!), и, что летом будет ее новый виток. И что же? Зима прошла, настало лето, и немцы опять зловеще наступали, а мы стойко оборонялись, как могли. Великие полководцы при герое-народе и лучшем в мире оружии умудрились откатиться летом 42-го года до Волги и едва зацепиться за горы Кавказа! Надо быть действительно великими, чтобы при таком раскладе умудряться проигрывать!

Прошло лето, настала зима, и наконец-то к исходу второго года войны великие стратеги исхитрились на Сталинградскую битву, то есть на тот самый котел, который немцы им делали до этого неоднократно. Всего за два года научились воевать! Прямо вундеркинды! Ну, уж летом-то они себя покажут! За зиму что-нибудь придумают. И придумали: давайте, говорят, пусть немцы зловеще на нас наступают, а мы будем стойко обороняться, как можем! Свежо, не правда ли? "А что, если побежим", - спрашивает Верховный, - "как уже не раз бежали?". "Не побежим!" - твердо ответили стратеги. Откуда такая уверенность? Вся стратегия Курской битвы опиралась на стойкость солдата, а не на великий ум стратегов!

Солдат не подвел, и они победили, но положили при этом 4 своих солдата на одного солдата противника. Не надо быть военным историком, достаточно посмотреть на карту боевых действий и мы увидим, что мы всю войну воевали с немцами на каждом участке четырьмя своими армиями против их одной! Кутузов, Суворов, Ушаков, Нахимов, Петр I, Раевский, Багратион, Дохтуров, князь Потемкин, Дмитрий Донской, Александр Невский, князь Святослав, генералы Бибиков, Владимир Мономах, Апраксин, Ермолов, Скобелев, Брусилов, Платов и все остальные русские полководцы одерживали все свои большие и малые победы умелым маневром и тактикой, имея в своем распоряжении всегда войска меньше, чем у противника. И соотношение потерь всегда было в нашу пользу! Земли было много, войска не хватало, воевали малым числом, но дерзко и победоносно. Вот этот парад инвалидов в крепости из "Капитанской дочки", это ведь не по недогляду или по недосмотру было. Такими непомерными усилиями удерживались пылающие войнами и бунтами территории! Но никогда не было, чтобы русские генералы забрасывали супостата трупами своих солдат и заставляли врага захлебываться в крови своих подчиненных! Единственный раз, в 1812 году было не очень показательное соотношение потерь - где-то 80 наших на 100 французов. Да и то все основные наши потери были не боевые, а, так сказать, попутные. Благодаря оригинальной стратегии Кутузова: "Всех впускать и всех выпускать, но по одной и той же дороге, чтобы когда назад шли жрать нечего было", русские войска шли по бездорожью по обеим сторонам Смоленской дороги, и если французы, ночевавшие в населенных пунктах, мерли от дикого холода, то что говорить о наших, которые ночевали в открытом поле? Это поймет только тот, кто хоть раз в мороз набрал снега во все проймы своей одежды, и знает, что дальше происходит с телом - оно замерзает моментально, стоит лишь остановиться. Тут никакой костер не спасет. Так и потеряли много людей. Не в боях. Но это, повторим, единственный случай. Обратитесь к военной статистике, и вы увидите, как при более меньшем числе русские военачальнике умудрялись убивать намного больше противников, чем потерять своих. А советские генералы получали свои награды как раз совсем за обратное! Посмотрите на цифры: немцы потеряли на всех фронтах от Африки, Западной Европы и до восточного направления 10 миллионов, а мы на одном направлении 20 миллионов по официальной статистике, которой нельзя верить, и 27 миллионов по неофициальной статистике, которая располагает к этому всеми данными, но не принята официальной историографией. А если добавить тех, кто вернулся с фронта калекой и израненным до такой степени, что умер в мучениях с 1946 по 1950, то наберется еще больше. Кто вернет нам этих людей? Какое дутое величие маршалов возместит эти потери? Так Россия никогда не воевала.

И последний вопрос в этой связи: стали бы мы учреждать Орден Суворова и называть его именем улицы, если бы Суворов для обеспечения успеха своей атаки хоть один раз поставил позади своих солдат специальный отряд, который стрелял бы в затылок замешкавшимся или остановившимся? Он стал великим без этого "великого" достижения военной мысли, и не проиграл в своей жизни ни одного боя и ни одного сражения!

Говорят: цель оправдывает средства. Заманчивый лозунг. Но цель, обычно, далеко, а средства, - это то, с чем ты имеешь дело каждый день. В любом случае, так своим народом не воюют, так воюют иностранным легионом или со своим народом.

После этой святой темы как-то не хочется больше скакать по примерам и доказательствам несуразности разных источников наших убеждений. И так, наверное, уже видно, что чем тверже наша убежденность в чем-то, тем меньше у нее фактической базы. Каким-то образом сложившаяся когда-то система непроизвольного или намеренного вранья не ставит нас постоянно в смешное положение только потому, что людей, замечающих крошки на своей постели, очень мало. Почти нет. А если и есть, то мы им не дадим крикнуть: "А король-то, - голый!". Мы их заклюем. Мы не любим, когда нас тыкают носом. Нас много и мы чувствуем себя спокойно, когда никто не тревожит наших иллюзий. Кроме нас самих. Если мы захотим. А мы должны этого хотеть, ибо что-то неладно вокруг нас, если куда ни ткни пальцем, - все не так, как мы привыкли думать. Мы должны, мы просто обязаны усомниться во всем, ибо жизнь мелькнет красивой искрой, и даже простого интереса ради, неплохо было бы знать, - там ли мы жили, где себе представляли? Но как это сделать?

Мы уже заметили, что все наши вопросы открывают нам глаза на то, что раньше было скрыто от нас нашими же собственными нагромождениями. Но наши вопросы обращены именно к этим нагромождениям. Мы сначала смотрели на то, что заслоняет от нас мир, а потом сравнивали это с самим миром, и мир открывался перед нами в своем истинном виде. А этот метод нельзя назвать передовым. Нельзя исследовать запах по одному его ощущению, ибо наши ощущения могут обмануть нас или подвести. Следует изучить сам источник запаха, и тогда мы будем знать о запахе достаточно, и, даже не ощущая его, не ошибемся, - есть он, или нет, и каков он должен быть? Сколько ни внюхивайся с высокопрофессиональным потягиванием воздуха, - это всего лишь встреча со вторичным продуктом. Вопросы надо задавать не запаху, а веществу, его испускающему. Иными словами: гораздо правильнее было бы задать какой-нибудь вопрос не к своим представлениям о мире, а к самому миру. Встать с миром один на один без посредников в лице официально утвержденных мифов.

Если когда-либо это начать делать, то почему не сейчас? Если кто-то должен это сделать, то почему не мы? Если с чего-то начать, то почему не с самого начала? Главное, - найти правильный вопрос.

Вместо предисловия

Вернуться назад.

Комментарии

Смотрите также

»Жить надо! Игорь Калинаускас
»New Age - старые идеи новой религии А. Дворкин
»Служение Миру, Земле и Людям через методы и технологии Нового Времени Тимофеева Л.И.
»Мелхиседек Likurg
»Тони Стаббс - Руководство для Вознесения Тони Стаббс

Алока Нама Ба Хал

Алока Нама Ба Хал


DNA ACTIVATION